Menu

Ювелирное искусство эпохи Тюдоров

Время династии Тюдоров (1485-1603) в английской истории оценивается в целом положительно. Закончилась Столетняя война и Война роз (в советской историографии именуемая Войной Алой и Белой роз), вытягивающие ресурсы страны, но обогащавшие только знать. В этот относительно спокойный период жизнь англичан заметно улучшилась. Возрождалась экономика страны, процветали торговля и ремесла. Англия становилась все более и более коммерческой страной. По мере роста числа зажиточных горожан увеличился спрос на ювелирные изделия. Причем, не только со стороны знати, но и со стороны менее богатых слоев населения.

Драгоценные камни на дублете. Фрагмент портрета Генриха VIII работы Ганса Гольбейна

Большинство населения проживало в маленьких деревнях и зарабатывало на жизнь сельским хозяйством. В те времена население Англии делилось на несколько больших групп. На вершине стояла знать, владевшая огромным количеством земель, под ними были дворяне и богатые купцы. Ниже были ремесленники и йомены (крестьяне, владевшие небольшим участком земли). В самом низу были фермеры-арендаторы, которые арендовали свои земли у богатых. Были также наемные рабочие. Они часто были неграмотны и очень бедны.

Ювелирные изделия были важной частью жизни в эпоху Тюдоров. Они были не только украшениями, но и способом сразу обозначить социальный статус человека, его положение в обществе. Кроме того, они были хорошей инвестицией и средством платежа. Существовала еще одна функция - мистическая. В те времена свято верили в способность определенного дизайна, символа или драгоценного камня исцелять болезни, охранять своего владельца от сглаза, порчи, дурных людей или притягивать удачу и богатство. Вера эта благополучно просуществовала до наших дней. Некоторые и сейчас всерьез это обсуждают, что, впрочем, на руку ювелирному сообществу. Все это порождало хороший спрос на ювелирные изделия со стороны различных слоев населения тюдоровской Англии.

Знать была увешена драгоценностями с ног до головы. Считалось, чем больше, тем лучше. Костюм знатного человека дополняли: ожерелья (цепочки), броши, серьги, подвесы, булавки, пряжки, пуговицы, кольца, браслеты - все одновременно надетое. Даже на дублеты (верхняя мужская одежда того времени) было нашито множество драгоценных камней. Причем мужчины щеголяли даже в большем блеске, чем леди. Тем более, что все драгоценности жены по закону принадлежали мужу. Исключением из этого правила были вдовы, а также особо высокопоставленные женщины, например, Елизавета I (1558–1603), Элизабет Тэлбот (Бесс Хардвик) (1527–1608), графиня Шрусбери, и другие.

Потрет сэра Уолтера Рэли с серьгой

Гендерные различия при ношении драгоценностей также были весьма размытыми. Например, серьги, за редким исключением, ныне считающиеся исключительно женским украшением, в эту эпоху носились и мужчинами. Одна серьга в ухе из каплевидной жемчужины была на пике моды в елизаветинское время. Украшения знати изготавливались из золота, из серебра и драгоценных камней, таких как бриллианты, сапфиры, изумруды, рубины, топаз, янтарь, бирюза и агат.

Бедные люди могли позволить себе только медь, стекло, дерево и перламутр. Впрочем, материалы, из которых изготавливались украшения, не имели такого решающего значения, какое они приобрели век спустя, когда драгоценные металлы и камни стали цениться в гораздо большей степени.

Источники сырья

Существовало несколько способов, с помощью которых ювелир мог получить драгоценные материалы для своего ремесла: от своего клиента, новый или вторичный материал; приобрести в запас как новые, так и переработанные материалы у надежных поставщиков, купить незаконно контрабандный товар, купить законно через посредника.

В своей автобиографии композитор 16-го века Томас Уайтхорн (1528–1596) рассказал о своих делах с ювелиром, которому он поручил сделать обручальное кольцо, отметив, что оно должно было быть сделано из «старого золота». Термин «старое золото» относится, скорей всего, не столько ко вторичному использованию старого изделия, сколько намекает на снижение пробы, которое ввел Генрих VIII в 1526 году. Он малость поиздержался и протранжирил богатство, оставленное домовитым отцом.

В средневековый период в Западной и Центральной Европе добывалось мало золота. С 13-го века новые рудники открылись в долине Рейна, Силезии и Богемии, но основные поставки золота шли из Арабской империи, с Дальнего Востока (по Шелковому пути) и из Северной Африки, в основном, из Марокко. В ограниченных количествах - из шахт в Чехии и Венгрии. Серебро поступало из центрально-европейских рудников Саксонии, Фрайбурга и Богемии. С открытием Христофором Колумбом Нового Света в Европу хлынуло золото из Южной Америки, в основном в Испанию и Португалию. К перераспределению этого золота успешно подключились английские пираты, покровительствуемые Елизаветой I.

Кроме драгоценных металлов ювелиры также остро нуждались в драгоценных и полудрагоценных камнях. Большинство драгоценных камней, использовавшихся в эпоху Возрождения, приходило с Востока. Индия доминировала среди поставщиков алмазов в 16 веке. Алмазы поступали в Европу необработанными, их резали в Антверпене, Лиссабоне или Париже. Рубины поступали в основном из Бирмы, Таиланда, Цейлона и Индии. Бирманские ценились выше из-за их чудесного цвета и качества. К середине 16-го века испанцы нашли изумруды в своих новых владениях в Колумбии и колумбийские изумруды вскоре вышли на европейский рынок. Драгоценные камни распространялись по всей Европе благодаря международной сети торговцев с хорошими связями. Они продавали свои товары как на ярмарках, так и напрямую ювелирам.

Кроме драгоценных камней в ювелирных изделиях использовались их имитации из стекла, называемые «пастой». Пасты - очень древнее изобретение, вероятно, вошедшее в практику с тех пор, как люди научились варить цветное стекло. Трактат начала 17-го века «Искусство стекла», написанный флорентийским священником Антонио Нери (1576–1614), приводит рецепты изготовления этих паст, утверждая, что «по цвету, великолепию, приятности и чистоте, за исключением твердости, они превосходят естественный камень».

Дизайн

В те времена ювелиры работали в трех направлениях. Первое - изготовление изделия из нового или вторичного давальческого материала единичного изделия для конкретного клиента. Кроме того, всякий ювелир имел товарный запас, из которого он мог предложить заказчику выбрать, изменить или скомбинировать какое-то изделие. Также ювелир производил изделия массового спроса для распродажи на ярмарках.

Изготовление изделия по требованию заказчика начиналась с эскиза будущего украшения, который подробно обсуждался и согласовывался с клиентом. Интересно, что некоторые эскизы того времени сохранились и служили своего рода учебниками ювелирного дизайна для нового поколения златокузнецов.

В 1548 году гравер Томас Джеминус (1540–1562) опубликовал в Лондоне альбом «The Moryse and Damashin renewed and increased, very profitable for Goldsmythes and Embroderar»s, который содержит 28 оттисков с пластин с орнаментом для ювелирных изделий и был первой известной английской книгой такого типа. Чуть более десяти лет спустя, в 1561 году, французский ювелир и гравер Пьер Вуайрио (1532) –1596) опубликовал книгу, в которой представлены ювелирные украшения французского Ренессанса. Две пластины посвящены серьгам, а остальные иллюстрируют кольца. В книге более 100 рисунков, сделанные автором с намерением представить образцы, которые могут обогатить искусство ювелирного дела. Woeiriot подчеркивает, что книга предназначена для его коллег-ювелиров с целью улучшения или изменения его дизайнов по их усмотрению. Сохранились также гравюры французского ювелира Этьена Делона (1518–1583), ныне хранящиеся в венском Музее Альбертины. Делон был главным медалистом при дворе французского короля Генриха II (1547–1559). Эти 26 рисунков украшений овальной формы, вероятно, были рисунками аграфов. Делон был практикующим ювелиром и его рисунки (все они около 3,4 х 4,3 см) показывает, что он часто работал в очень небольших размерах.

Два варианта дизайна медальона, рисунок Ганса Гольбейна

Ряд ювелирных эскизов, выполненных художником Гансом Гольбейном Младшим (1497/98–1543), сохранился в виде так называемой «Книги ювелирных изделий». Рисунки сделаны для Генриха VIII, они не только документируют форму и стили украшений и аксессуаров для одежды в царствование Генриха, но дают нам возможность узнать какие конкретно украшения сделаны для короля и его двора. Показательным для того диалога, который мог иметь место между ювелиром и его клиентом по поводу будущего изделия, являются альтернативные проекты, которые Гольбейн предоставил для одного и того же того же изделия, показанные на рисунке слева.

Присутствие немца Гольбейна при английском дворе показывает, что международные течения присутствовали не только в дизайне ювелирных изделий. Фактические производители ювелирных изделий также могли быть иностранного происхождения. Согласно платежной книге Генриха VIII иностранные ювелиры по объему покупок для короля и его придворных даже превосходят своих английских коллег. Король Генрих VIII вообще был большим любителем ювелирного искусства, его коллекция колец и брошей с драгоценными камнями не имела себе равных.

Знать заказывала драгоценности из золота, серебра и меди. Любимый камень - жемчуг. Из него нанизывали длинные ожерелья, украшали короны, нашивали на платье. Изумруды, сапфиры, рубины чаще обрабатывали в кабошон. Иногда верхний купол кабошона срезали в плоскую площадку. В многих изделиях драгоценные камни сочетали с полудрагоценными, такими как топаз, коралл, хрусталь, янтарь и бирюза. Бриллианты были редки, очень дороги и ценились весьма высоко. Не каждый знатный господин мог их себе позволить. Блеск бриллиантов далек от того великолепия, которое мы наблюдаем сегодня, так как в те времена еще не умели хорошо гранить камни. Закрепка чаще глухая. Иногда под камень клали металлическую фольгу для улучшения блеска. Широко использовались эмали.

Низший класс был ограничен более дешевыми материалами, но тем не менее и им нравилось украшать себя. В основном они использовали ожерелья и украшения для волос из бисера, сделанного из цветного стекла.

Ассортимент ювелирных изделий был чрезвычайно широк. Помимо известных нам колец, ожерелий и серег, были и другие ювелирные изделия, которыми люди того времени могли украшать себя и демонстрировать свое богатство. Дамы часто носили зеркала, украшенные драгоценными камнями. Зеркала прикрепляли цепочками к поясу и они при желании легко трансформировались в броши. Большой популярностью пользовались помандеры, наполненные сладко пахнущими травами или духами, чтобы убрать зловоние окружающего мира, так как канализацию в те времена еще не изобрели. Булавки с драгоценными камнями и большие эмалевые броши использовались, чтобы застегнуть плащ или украсить пряжку на поясе. Популярны были эгреты. Так как детали одежды скреплялись шнуровкой или булавками, то пуговицы были чисто декоративным элементом, украшающим дублеты. Капоты знатных дам также украшались драгоценными камнями.

Гильдии

Как все ремесленники, ювелиры того времени состояли в гильдии, из которых самой авторитетной была лондонская Worshipful Company of Goldsmiths, получившая Королевскую хартию еще в 1327 году от короля Эдуарда III. Гильдия существует и в настоящее время, ее девиз - «Justitia Virtutum Regina» («Латынь для правосудия - Королева добродетелей»).

Слева: «Ювелир в своем магазине», Петрус Христос, 1449 г., дуб, масло, Музей Метрополитен, Нью-Йорк. Справа: Ручные весы с латунными разновесами. Изготовлены Гийомом де Невом в Амстердаме.

Гильдия придавала большое значение своей репутации и неустанно заботилась о ней, для чего она постоянно надзирала за честностью изготовителей ювелирных изделий. В период, когда содержание драгоценных металлов составляло большую часть стоимости изделий, честность при их изготовлении нельзя недооценивать. Каждый ювелирный магазин или лавка обязаны были иметь весы с разновесами и цена покупаемого предмета должна быть в корреляции с его весом с тем, чтобы избежать мошеннической практики. Второй составляющей в цене изделия была сложность и мастерство его изготовления. Прозрачность, необходимая в процессе покупки у ювелира, объясняет, почему многие магазины выходили на улицу. Все сделки были открыты, чтобы защитить как ювелира, так и потребителя.

Гильдия назначала надзирателей, которые должны были проверять вес продаваемых изделий и не разбавляет ли ювелир золото, поставленное клиентом, недрагоценным металлом. Хартия 1327 г. требовала, чтобы все провинции отправляли в Лондон двух ювелиров для ознакомления с клеймами, а с 1372 года лондонским ювелирам было разрешено посещать местные ярмарки для осмотра и анализа изделий. Так как злоупотребления могут корениться в продукции с некачественным золотом или серебром, то надзирателям было поручено не только проверить, но и проанализировать металлы, чтобы убедиться, что они соответствуют предписанным стандартам.

Worshipful Company of Goldsmiths скрупулезно документировала все случаи нарушений и размеры штрафов, налагаемых на недобросовестных ювелиров. Архивы гильдии сохранились по большей части и теперь мы можем узнать не только имена провинившихся, но и типы изделий, которые тогда производились. Также есть записи о товарах, конфискованных на различных ярмарках, что наглядно демонстрирует степень авторитета надзирателей компании Goldsmiths.

Продажи ювелирных изделий

Ювелирные изделия население тюдоровской Англии чаще всего приобретало на ярмарках. Именно там обычные люди приобретали мелкие аксессуара одежды и недорогие украшения. Недавно, на основе 14 альманахов того времени, подсчитали, что с 1550 по 1600 гг. в Англии было проведено 822 ярмарки. Не было ни одного крупного города, где хотя бы раз или даже 2-3 раза в год не проходила бы какая-то ярмарка.

Но существовали и более постоянные места покупки. В Лондоне это был Чипсайд. В этом районе города люди могли покупать различные товары как в постоянных магазинах, так и на рынке, который проходил по главной магистрали. Доступная продукция включала в себя товары шорника, шерстяные ткани, специи, шелка, текстиль и изделия ювелиров. Вдоль южной стороны Чипсайд, от Старой Перемены до Хлебной улицы было множество магазинов ювелиров, поэтому эта сторон улица стала известна как ювелирный ряд. Важно отметить, что розничная торговля не обязательно была отдельным от производства видом деятельности. Очень часто мастерская располагалась в задней части магазина, а передняя часть была предназначена для продажи. Это постепенно привело к тому, что бизнес стали вести открыто.

Наряду со стационарными площадками и регулярными ярмарками у перекупщиков, священников и странствующих продавцов были доступны более дешевые товары. Эти люди действовали вне системы гильдий, и, поскольку они были мобильными и эфемерными, трудно оценить роль, которую они играли в ювелирной торговле того времени. Бизнес их был рискованным, так как странствовать в тюдоровской Англии был небезопасно. И не столько, сколько из-за грабителей, сколько из-за проблем с законом. Передвигаться и путешествовать без особо выправленного разрешения в Англии было строго запрещено согласно Закону о бродяжничестве, призванного предотвратить эпидемии. Однако рисковые люди всегда находились, причем, они категорически возражали против любых попыток лицензировать их. В законе было записано, что любое лицо, классифицированное как жулик, бродяга и попрошайка, подвергается избиению «до тех пор, пока его тело не станет пустым» и его выдворяют по месту рождения. Яков I в 1618 году разрешил коробейную торговлю «для пользы и удобства наших любящих подданных, живущих вдали от городов и рыночных городов». Эта лицензия была отозвана через три года. И странствующим торговцам пришлось подождать до принятия акта 1698 года, по которому они получили полную лицензию на торговлю.

Дворяне и зажиточные люди могли себе позволить заказать изделия у ювелира по индивидуальному дизайну. Сохранившиеся домовые книги, дотошно перечисляющие все хозяйственные расходы, донесли до нас имена популярных ювелиров того времени. Это : Брэндон, Ганс Франк, Эверерд (ювелир короля), Гилберт, Уильям Денхем, Дерек Энтони, Баллетт, Джеймс Сток, Дьюс, Энтони Элспит, Кеттлвуд, Джон Гаррисон, Партеридж, Артур Джейкоб, Августин Бин и Грегори Принчелл.

Чем выше по социально лестнице, тем больше вариантов приобретения драгоценностей и тем более эксклюзивные изделия можно приобрести. Генрих VIII как суверен имел неограниченные возможности. Королевский ювелир Роберт Амадас изготавливал тарелки, мелкие декоративные изделия и аксессуары для одежды, другие предметы первой необходимости. В этом случае ювелир выступал в роли и производителя, и продавца. При его дворе работали также такие ювелиры как Джон Ленграм, Питер ван дер Ваал и Ричард Астилл. Генрих предпочитал иностранных ремесленников и торговцев и поощрял приток товаров с континента в Англию. В апреле 1524 года флорентийский купец Николуччио Нинайкциси получил лицензию на ввоз драгоценных камней в Англию с условием, что они были впервые показаны королю. Парижскому ювелиру Жану Лангу и его сыну Жилю предоставили лицензию на импорт товаров в Англию при условии, что «у короля есть первый выбор».

Ювелирные изделия приобретали и у других владельцев, иногда даже у грабителей. Также ими торговали ломбарды, принимавшие драгоценности в залог, в случае, если владелец не мог их выкупить. Необходимость закладывать драгоценности затрагивала мужчин независимо от их положения или статуса и записи показывают, что даже Яков I был вынужден как-то заложить свою известную брошь «Три брата» с тремя рубинами, алмазом и жемчужиной, когда ему остро понадобились наличные. Существование торговли подержанными изделиями в Европе того времени свидетельствует о том, что ювелирные изделия имели измеримую финансовую ценность. Часто их использовали как средство платежа, вместо денег.

Кольца

Обручальные кольца

Помолвочное и обручальное кольца Марии Бургундской

Обычай обмениваться кольцами при заключении брака в Европе зародился не сразу. Считается, что первое обручальное кольцо получила Мария Бургундская, единственная дочь Карла Смелого. Ее жених, будущий император Священной Римской империи Германской нации Максимилиан I Габсбург, в 1477 году послал ей кольцо с бриллиантом в знак любви и с предложением руки и сердца. После долгих переговоров, свадьба, наконец-то состоялась в августе того же года и невеста получила обручальное кольцо, выполненное из золота с бриллиантами, которые образуют букву М, для чего отцу жениха, Фридриху III, пришлось нажать на своих вассалов по части сбора недоимок, ибо отец и сын были бедны как церковные мыши. Как ни странно, оба кольца уцелели и находятся в Музее изящных искусств в Вене.С тех пор и пошла традиция дарения обручальных колец как символа пожизненной верности. Не только у знатных особ, но и у простолюдинов.

В средневековой Англии браки заключались весьма просто. Достаточно было объявить при свидетелях, что они пара и брак считался заключенным. Однако вскоре церковь взяла это ответственное дело в свои руки, ей было предоставлено на это исключительное право. Вне церковного обряда, без записи в церковных метрических книгах, брак не считался законным, со всеми вытекающими последствиями. Обмен обручальными кольцами стал частью обряда венчания. Церковь также установила правила и требования к брачующимся. Например, запрещалось принуждение к браку: обе стороны должны были выразить свободное желание пожениться.

В Англии, как и в целом в Европе, институт брака рассматривался важнейшим составляющим общественной жизни. Только с момента женитьбы мужчина считался полноценным членом общества, главой семейства. Английский священнослужитель Уильям Гуж (1575–1653 гг.) перечисляя преимущества законного брака, пишет:

  1. В браке мужчины и женщины становятся Мужами и Женами.

  2. Это единственный законный способ стать Отцами и Матерями.

  3. Брак делает их Мистером и Миссис.

  4. Это самый эффективный способ сохранить человеческое имя и память о себе в этом бренном мире. В детях сохраняется память и образ их родителей.

  5. Многие привилегии предоставлены тем, кто женат. Их просьбы и ходатайства рассматривают в первую очередь; а при наборе на службу они получают предпочтение. На собраниях их слово более весомо.

Золотое кольцо posy с надписью «In * god * is * my * trost ***», 16-й век, Англия, диаметр 20 мм, ширина 3,5 мм. Британский музей

Королевские семьи, равно как и другая знать, стремились женить и выдать замуж своих детей как можно раньше, чтобы как можно скорее получить наследников, так как детская смертность была очень высокой. Постоянные войны и эпидемии также уносили пропасть народа. Поэтому помолвки могли заключать даже меж грудными детьми. Церковь ограничивала минимальный возраст консуммации брака, что не всегда выполнялось. Например, Маргарет Бофорт, мать Генриха VII, родила его в 13 лет - ее супруг, Эдмунд Тюдор так поторопился овладеть приданым жены. Роды были сложными и долгими: из-за юного возраста и хрупкого телосложения роженицы. Оба едва выжили. И больше детей у нее не было. Простолюдины, напротив, не торопились с женитьбой. Считали, что жених должен вначале создать соответствующую материальную базу. В ремесленных цехах время ученичество продолжалось 7 лет и еще года 2 ремесленник работал, создавая собственную мастерскую.

Во времена Средневековья и раннего Ренессанса у христиан в Европе не существовало единой формы обручального кольца. Был только один тип кольца, которое всегда использовалось во время свадебной церемонии, - это еврейское обручальное кольцо. Для них характерны очень широкие шинки, богато украшенные филигранью и эмалью. Иногда присутствует своеобразный каст, удерживающий деталь, символизирующую Иерусалимский храм, а также новый дом новобрачных. Однако ранее в Англии существовали так называемые «posy rings», которые дарили в знак особого уважения. Такие кольца были популярны в течение 15-17 веков в Англии и Франции. Представляли они собой простой обруч с нанесенным на него, чаще с внутренней стороны, девизом на норманнском французском, французском, латыни и позднее английском языках. Также эти кольца дарили возлюбленным. Эти кольца и стали использоваться как обручальные. Хотя первоначально церковь не приветствовала обмен обручальными кольцами, считая это язычеством.

Кроме Posy в течение 16 и 17 веков весьма популярными были кольца «гиммель». Эти кольца , пожалуй, чаще всего ассоциируется с любовью и браком. Название происходит от латинского gemellus, что означает близнец. Кольцо этого типа обычно состоит из двух или трех переплетенных обручей, каждый из которых имеет свою собственную надпись или камень и поэтому образует половину/треть кольца, их соединение делает кольцо завершенным.

Кольцо из позолоченного золота с эмалью, состоящее из двух переплетенных обручей: ободок с рубином и с аквамарином, верхняя часть в форме четырехлистника со сложным орнаментом. Надпись гласит: «QUOD DEUS CONJUNXIT HOMO NON SEPARET» (Что Бог сочетал, того человек да не разлучает), 16-й век, Британский музей.

Этот тип кольца вошел в моду с 15 века, а в следующем столетии он стал более сложным, с объемными деталями на шинке и плечах, а также с чеканкой и эмалью по бокам каста в виде четырехлистника. Традиционно, два кольца могли быть разделены, и, когда пара была обручена, каждая сторона получила одну часть. На церемонии бракосочетания два обруча воссоединялись, символизируя супружеский союз. Часто на каждом кольце были нанесены имена брачующихся.

Еще один пример гиммель кольца из трех обручей. Слева: отдельные кольца (символизируют жениха, невесту и свидетеля), справа: соединяясь, кольца образуют кладдаг.

Выбор между posy и gimmel был чисто индивидуален. Многие знатные особы считали, что сложное кольцо более престижно, гламурно что ли, а posy - простой обруч с девизом на внутренней стороне - для бедных простолюдинов. Но тем не менее оба типа - просто кольца из золота. Даже по случаю брака между Марией I и Филиппом II Испанским в 1554 году в Королевском Совете обсуждалась форма кольца, с которым Мария должна была выйти замуж. В конце концов, Мэри решила не иметь кольца с драгоценными камнями, «потому что она решила быть обрученной простым золотым обручем, как и другие девы».

Кольца Почетного Ордена адвокатов

Золотое кольцо Сержанта Закона. Гравировка с наружной стороны с надписью «LEX + EST + ARMA + REGVM». Изготовлено Николасом Дирингом, 1555 г., Англия., Диаметр 21 мм. Музей Виктории и Альберта.

Адвокат высшей категории (буквально: Сержант Закона) обычно известный просто как Сержант, был членом Ордена адвокатов в английской коллегии адвокатов. Адвокаты были самым старым орденом в Англии, созданным еще Генрихом II. В 16-м веке орден стал небольшой, элитной группой юристов, которые взяли на себя большую часть работы в центральных судах общего права. С созданием Совета Королевы (или «Чрезвычайного Совета Королевы») во время правления Елизаветы I влияние ордена стало снижаться, а влияние Королевского совета, наоборот, повышаться. Исключительные привилегии сержантов закончились в 19-м веке, когда в 1875 году вступил в силу Закон о судебной власти и было высказано мнение, что в таких фигурах нет Больше необходимости. Новых сержантов не назначали.

Новых членов Ордена утверждал король по представлению лорда-канцлера после длительного обсуждения среди членов ордена и судей, с тем чтобы в условиях фаворитизма обеспечить нейтральность судебной системы. В течение многих веков Сержанты были единственными юристами, которым разрешалось спорить в суде всех инстанций вплоть до Королевского суда, и имели преимущественную силу перед всеми остальными юристами. Вплоть до 19-го века только Сержанты могли стать судьями этих судов, а в социальном плане Сержанты были выше, чем члены многих рыцарских орденов.

Вновь принятые Сержанты собирались в одной из придворных гостиниц, где слушали речь лорда-канцлера или лорда главного судьи и получали золотой кошелек. На них водружался парик и мантия, которую они должны были отныне носить всегда, чтобы обеспечить их мгновенную узнаваемость. Далее они приносили клятву служить беспристрастно не ради денег и других вещей и не по собственной прихоти, а исключительно по справедливости. Затем новые юристы устраивали праздник, для чего на весь день снималась гостиница. Также каждый новый член раздавал кольца своим близким друзьям и членам семьи, чтобы отметить это событие. Король, лорд-канцлер и другие официальные лица также получили кольца.

В то время как в большинстве орденов вступление в орден предусматривало получение знаков отличия, сержанты вместо этого дарили золотые подарки в виде кольца. Важно помнить, что вступление в орден было великой честью, за которую было принято благодарить. Золото, подаренной на этой церемонии, должно было уравновесить привилегии, которые получат новые сержанты. Главной особенностью таких колец был выгравированный девиз на внешней поверхности кольца. Этот девиз выбирался из текста законов, высказываний королей, а также из классических текстов или мог ссылаться на злободневные политические события. Например, после восстановления монархии в мае 1660 года, девизом был «Adest Carolus magnus» (Здесь находится великий Карл). Каждый новый сержант выбирал свой девиз. Такая практика существовала с 15 по 19 век. Чарльз Оман перечисляет все известные ему надписи в «Британских кольцах 800-1914», Лондон, 1974. Девизы было принято писать на латыни, но позднее встречаются и исключения из этого правила.

Несмотря на то, что король/королева получали кольцо от каждого Сержанта, призванного с 1555 по 1875 год, Королевская коллекция имеет только одно такое кольцо. Это потому, что кольца Сержантов не представляли никакой ценности и рассматривались просто как драгоценный металл, который можно переплавить и использовать по другому назначению. Несмотря на почти массовый для Средневековья выпуск таких колец, несколько удивительно отметить их отсутствие в некоторых стандартных справочных книгах по ювелирным изделиям.

Печатки

Золотой перстень-печатка, на котором изображены три подковы. Возможно принадлежал Феррерсу, Ферье, Криспу (Кент) или Детику, начало 17-го века, Англия. Британский музей


Перстень-печатка, пожалуй, самый древний из всех объектов, которые символизирует авторитет правителя и используются для аутентификации документов. Появление их в Западной Азии прослеживается аж с 5000 г. до н.э. (начала Бронзового века)! Известно также, что в Древнем Египте широко использовались печати на кольце. Например, существует великолепный экземпляр печатки, датируемой 1800 г. до н.э, с изображением скарабея и указанием владельца на внутренней стороне кольца. Использование колец для постановки печати и запечатывания документов было обычной практикой в Древнем Риме. Печать гравировали на полудрагоценных камнях или на металле.

Клейма ювелиров (слева направо): Томаса Бэмптона - сокол (1567 г.), Джона Хариссона - широкая стрела (1569 г.), Джона Маббе - чаша (1569 г.) и Манасса Стоктона - ключ (1569 г.)

И не мудрено! Все неграмотные культуры традиционно полагаются при общении на графику: изображения и символы. А неграмотной в те времена была большая часть населения. Лишь небольшая группа горожан и духовенства владела грамотой, да и то не всегда. Многие епископы и короли не умели читать и писать, предоставляя это полезное занятие клеркам. Рыцари вообще всячески презирали грамотность. Расширение прослойки грамотных людей началось только с начала эры книгопечатанья. Поэтому кольцо с печатью долгое время было единственным способом верификации официальных документов. Даже номера домов в Англии стали обозначать только с 1760 года. А до этого на домах стояли мнемонические символы, обозначающие их обитателей и род их занятий. Например, у перчаточника на доме было изображение руки и перчатки, в то время как торговец рыбой мог предпочесть дельфина или лосося. Смена владельца помещения требовала смены названия, хотя гостиницы и таверны, как правило, сохраняли свои имена. То, что знаки были связаны с людьми, также видно из ранних клейм ювелиров. Закон 1363 года постановил, что знак изготовителя должен быть нанесен на все работы ювелира.

Основной функцией кольца-печатки было выдавливание изображения на размягченном воске на документах и письмах в качестве знака аутентификации. Это не обязательно было изображение герба, отражающего происхождение человека. Изображение, нанесенное на лицевую панель, должно было быть лишь визуальным обозначением определенного человека, чтобы создать отличительный, узнаваемый символ. Помимо гербовых колец, перстни-печатки могут также изображать эмблему, торговую марку, занятие или инициалы. Многие не гербовые кольца пытаются частично отсылать к истинной геральдике, но они только намекают на геральдику для придания законности происхождения данного человека, с тем чтобы повысить его социальный статус.

Гербовые кольца. Герб как средство узнавания начал появляться в Западной Европе примерно в 12 веке и возник из необходимости идентифицировать рыцарей на поле битвы. Постепенно он стал наследственным. Геральдика не регулировалась до 1417 года, когда герольдам было дано задание обеспечить надлежащее их использование. Возможно, это было связано с тем, что оружие стало разрешено носить только знати. К 16 веку гербы строго регламентировались.

Типы визуальных образов, размещенных на кольце-печатке, многочисленны, но в конечном счете все должны были обеспечить распознавание. Кольца с печатками, которые обычно появляются в музейных экспозициях, часто включают в себя геральдику. Именно такие тяжелые золотые кольца с выгравированным гербом чаще всего ассоциируются с термином перстень-печатка.

Золотой и хрустальный перстень. На лицевой стороне изображен герб сэра Роджера Уилбрахама (1528–1611), просвечивающие через прозрачный камень. На оборотной стороне выгравированы инициалы «RW», разделенные мотивом «восьмерка» и девизом «Cominus quo minus».


На рисунке слева показан один из типов гербового кольца, чрезвычайно распространного в 16 веке и ведущего свое начало с кольца Иоанна II, герцога Бургундского. На лицевой стороне кольца гравировали герб владельца, детали и геральдические цвета которого декорировали цветной фольгой, чернили, золотили или серебрили. Навершие закрывали прозрачным драгоценным или полудрагоценным камнем. На обороте обычно наносили инициалы владельца и девиз. К несчастию, любые трещины на поверхности камня могут испортить все впечатление.

Гербовое кольцо-печатка.


Так как теперь герб был общим достоянием всей семьи, для печатки понадобилось изобрести символы, указывающие на то, кому именно из членов семьи принадлежит этот предмет верификации. Например, наличие полумесяца в гербе означало, что данный перстень принадлежит второму сыну.

На рисунке справа представлено гербовое кольцо-печатка. Сидящая борзая является фамильным гербом, полумесяц указывает на второго сына. Кольцо весит 43,5 г, и это значительный вес, особенно по сравнению с другими типами колец, вес которых обычно не превышает 2 г. Поэтому таким тяжелым кольцом мог владеть только человек, обладающий очень большой властью.


Несомненно, кольцо первого типа было намного круче! Простой золотой перстень с печаткой, лишенный своих геральдических цветов, не шел ни в какое сравнение с таким шикарным кольцом. Кроме того, материалы и мастерство, использованные при изготовлении такого кольца, намного превосходили простоту обычного гравированного золотого кольца. Поэтому очень многие высокопоставленные особы 16 века предпочитали носить именно такую печатку, что видно по сохранившимся портретам того времени.

Не гербовые перстни. Это так называемые парагеральдические печатки. В отличие от гербовых они не содержат строго регламентированных геральдических символов, установленных для фамильных гербов, но как бы намекают на геральдику. Характерным примером такого рода печаток служит перстень на нижнем снимке.

Не гербовый золотой перстень. Принадлежность неизвестна. Начало 17 века. Британский музей.

На этом кольце выгравировано изображение корабля, что вряд ли является геральдическим символом, так как на изображении размещены буквы. Скорее, это только попытка геральдики и указывает на род занятий человека. Учитывая, что это был период, когда визуальный символ был очень важным для идентификации человека, что подтверждается использованием товарных знаков или знаков магазинов и гостиниц, весьма вероятно, что это кольцо было связано с человеком, причастным к морской торговле или докам. Такое предположение подтверждается тем фактом, что, когда перстень был обнаружен в 1921 году, он лежал на 14 футов ниже поверхности Темзы, у Лондонского моста. Золото в качестве материала печатки использовалось всеми, кто мог позволить себе этот драгоценный металл, независимо от того, разрешалось ли им носить оружие. Надпись на оборотной стороне, «Guift Freinds», является напоминанием о том, что в этот период была распространена культура взаимных подарков. Поскольку кольцо с печаткой, по-видимому, носилось ежедневно для проведения деловых операций, владелец этого кольца должен был постоянно напоминать себе о подарке, который он получил и за который, несомненно, необходимо было ответить равноценным даром.

Функции таких колец ничем не отличались от гербовой печати. Право собственности определить сложно, поскольку нет полной записи или базы данных о торговых знаках и людях, которые их использовали. Тем не менее, современники признали бы и поняли эти символы.

На рисунке справа представлен другой, также широко распространенный тип печатки, на лицевой стороне которого расположены только инициалы, часто соединяющиеся кисточками. Данное кольцо-печатка с выгравированными на лицевой стороне начальными буквами H и M, традиционно считалось помолвочным подарком Генри Стюарту (1545/6–1567), лорду Дарнли, от Мэри Стюарт. Буквы означают их имена: Марии и Генри, соединные узлом любимого. На оборотной стороне выгравированы королевские гербы Шотландии, а на внутренней поверхности шинки - надпись «Генри Л. Дарли 1565», хотя сейчас она считается дополнением 19-го века.

Еще один тип кольца-печатки показан ниже. Это так называемый стиль «Memento mori» («Помни о смерти») Весьма правдоподобно, что торговец носил это кольцо, чтобы всегда напоминать себе о мимолетности жизни и бесполезности мирских благ и что в денежно-кредитных делах нельзя найти истинных наград.

Верхнюю панель окаймляет надпись, которая гласит «+ MORS BONIS * GRATA» («Смерть добра»). Мастерство, использованное при его создании всего кольца: лицевой панели, поворотного механизма, центрально диска, с одной стороны которого выгравирован и заэмалирован череп, затейливых арабесков плеч, шинки, произведет впечатление на любого человека.

Золотая печатка «memento mori». Навершие шестиугольной формы с криволинейными гранями. В центре: овальная пластина, снабженная поворотным механизмом. На оборотной стороне вставки изображен белый эмалевый череп. 16-й век, Англия, диаметр 27,3 мм, вес 19 г., Британский музей.

Иногда печатки содержали целый ребус, в котором было зашифровано имя человека. Примером того служит печатка с изображением соцветий хмеля над бочкой. Оно принадлежало когда-то человеку с фамилией Хоптон.

Подводя итоги, можно сказать, что основной функцией печатки оставалась четкая идентификация индивида в период, когда понимание визуальных образов было намного сильнее, чем сегодня. Люди тогда были хорошо знакомы со значениями знаков и символов: они могли распознавать гербовые знаки, негеральдические символы и торговые знаки. Перстни-печатки использовались широким кругом населения, не только высокопоставленными особами или знатью, имевшей право носить оружие.

И коль скоро подлинность печати имела такое важное значение как для государства, так и частном секторе, то появилась необходимость защищать оттиск от мошеннических подделок.

Всю серьезность отношения к защите такого важного личного объекта демонстрируется практикой, связанной с Кольцом Рыбака. Это кольцо принадлежит действующему Римскому папе, по традиции на нем изображен Святой Петр, ловящий рыбу с лодки. До середины 19-го века Кольцо Рыбака служило печатью для удостоверения подлинности личной переписки папы и официальных документов. После смерти очередного папы кольцо торжественно уничтожали, чтобы избежать распространения поддельных документов. Сейчас кольца не уничтожают, они обычно хранятся в Ватикане.

Современная (слева) и классическая (справа) версии Кольца Рыбака, разработанные и созданные Клаудио Франки в сотрудничестве с мастерской Франчи Арджентьери для Папы Римского Бенедикта XVI, 2005, Рим

Перед избранием Папы Римского Бенедикта XVI (р. 1927) в 2005 году римскому ювелиру Клаудио Франки было предложено создать Кольцо Рыбака. Франки разработал и сделал два кольца: одно было более современным в своей интерпретации этого символа; другое - более традиционным.

Подобное практиковалось и с Большой печатью Англии. В своей записи в журнале за 19 июля 1603 года, после вступления на трон Якова I, Роджер Уилбрахам рассказывает, как лорду, хранителю Великой Печати, сэру Томасу Эгертону (1540–1617), было поручено обеспечить изготовление новой Великой Печати. Этот символический акт разрушения старой печати имел существенное значение, так как символизировал смену династии и переход власти от Елизаветы I Тюдор к Якову I Стюарт.

Выявлять все случаи мошенничества как с гербовыми печатями, так и с товарными знаками вменялось в обязанность Геральдической палате каждого графства. Герольды были также обязаны надзирать за всеми ювелирами и граверами, дабы никто из них не осмеливался вырезать или придумать фальшивую печать. Герольды следили и за подлинностью родословных. Несмотря на строгость и даже жестокость наказания за мошенничество, случаев такого рода преступлений было не мало в Англии 16-17 веков. Часто печатки просто крали.

Кузнечик Грешама

Позолоченный флюгер на здании Лондонской Королевской биржи.

В группе колец-печаток редко выделяют кольца с изображением герба, но которые, тем не менее, не означают принадлежность их носителей к определенной семье, но указывают на его принадлежность к какому-то сообществу. Самым характерным примером таких колец является кольца с изображением кузнечика. Это группа колец, которые принадлежали разным мужчинам, но связаны с лондонским торговцем сэром Томасом Грешамом.

Герб Грешама

Кузнечик был личной эмблемой видного финансиста эпохи Тюдор, сэра Томаса Грешама (1519-1579).

Сэр Томас был чрезвычайно влиятельной фигурой в Лондоне 16-го века. Это был богатый лондонский торговец, к его советам прислушивались и Эдуард VI, и королевы Мария и Елизавета. В 1559 году он получил рыцарский титул. В 1565 году сэр Томас основал первую Королевскую биржу, которая помогла превратить Лондон в мировой финансовый центр. И поныне здание Лондонской биржи украшает флюгер в виде кузнечика.

По его завещанию и на его деньги был создан Gresham College, в котором семь преподавателей должны были читать лекции, по одному на каждый день недели, по астрономии, геометрии, снадобьях, законе, богословии, риторике и музыке. Это был первый ВУЗ в Англии. Грешам колледж до сих пор проводит регулярные (и популярные) публичные лекции. На его зданиях красуется герб Грешама.

Но почему этот трезвый финансовый человек выбрал золотого кузнечика в качестве своей личной эмблемы? Предположительно, это звучание его имени на англосаксонском языке, а именно: «graes ham».

Несколько примеров колец-кузнечиков:

Кольцо Флитвуда. Золотой перстень-печатка с овальной рамкой, украшенной горным хрусталем, под которой помещен герб Флитвудов. На оборотной стороне выгравирован некогда эмалированный кузнечик. Англия, 16 век, Британский музей.

Кольцо Ли. Золотой перстень-печатка с овальной рамкой, украшенной халцедоном с выгравированным гербом Ли. На реверсе - гравированный и эмалированный зеленый кузнечик. Англия, 1544–75, Музей Виктории и Альберта.

Кольцо Гудмена. Золотой перстень-печатка с овальной рамкой из горного хрусталя, под которой расположен фамильный герб Гудменов. На оборотной стороне выгравирован кузнечик и заполнен зеленой эмалью. Англия, 1573–79 гг., Музей естествознания.

Кольцо Тейлора. Золотой перстень-печатка с гербом Тейлоров. На обратной стороне гравирован и заполнен зеленой эмалей кузнечик. Датировано 1575 годом. Англия. Частная коллекция.


Первоначально считалось, что эти кольца служили подарком от самого Грешама в честь открытия Лондонской королевской биржи королевой Елизаветой, вероятно, на банкете в его лондонском доме. Однако различия дизайне этих колец указывают на то, что они изготовлены разными мастерами и в разное время.

Тем не менее, эти кольца действительно были, вероятно, стандартными подарками от Грешама тем, кому он был благодарен или с кем он был тем или иным образом связан. И это было не простое выражение благодарности. Влияние Грешама было так велико, что перстень с эмблемой Грешама на оборотной стороне свидетельствовал о надежности и кредитоспособности его владельца. Таким образом создавались первые торговые сети.

Чипсайдский клад

В июне 1912 года рабочие начали сносить старое деревянное здание на улице Чипсайд, возле собора Святого Павла. Здание построено в 17 веке, но кирпичный фундамент был намного старше. И когда они ломали старую штукатурку, то к их огромному удовольствию обнаружили шкатулку, полную украшений конца 16 - начала 17 веков. Это была очень ценная находка, так как подлинных украшений той эпохи почти не сохранилось. Просто настоящая капсула времени и самый важный источник наших знаний о ювелирном искусстве Англии елизаветинских времен и времени первых Стюартов!

В течение почти 300 лет за одной из самых оживленных улиц Лондона лежало нетронутое сокровище с более чем 400 старинными украшениями, включая кольца, броши, цветные драгоценные камни, камеи, декоративные флаконы и т.п. Полагают, что это был товарный запас ювелира того времени. Историческая ценность клада также в том, что он дает информацию о международной торговле Англии той эпохи.

В том же 1912 году клад был приобретен Лондонским музеем. В Музее Виктории и Альберта находятся пять экспонатов чипсайдского клада, а в Британском музее - двадцать пять. Все эти экспонаты впервые за 100 лет были собраны вместе для выставки «Сокровищница: потерянные драгоценности Лондона», проходившей в Лондоне с октября 2013 г. по апрель 2014 г. Постоянная экспозиция клада будет организована в филиале Лондонского музея в Смитфилде, открытие которого запланировано на 2021 год.