Menu

Состояние ювелирной индустрии в 2021 году

Виртуальный отчет из Тусона

Поскольку все основные выставки драгоценных камней и минералов были отменены в 2021 году из-за пандемии, мы решили немного по-другому построить ежегодный отчет о Тусоне в этом году. Мы хотели узнать как некоторые из продавцов, которых мы обычно посещаем, выдерживают сложившуюся ситуацию, их мысли о влиянии пандемии на торговлю во всей цепочке поставок. Мы хотели узнать, как пандемия повлияла на их бизнес и предвидят ли они постоянные изменения в способах ведения бизнеса в будущем.

Насколько мы поняли в ходе этих интервью, ювелирные украшения на самом деле преуспели в это время, поскольку потребители, которые обычно тратили бы деньги на путешествия, предпочли потратить эти средства на предметы роскоши, в том числе на ювелирные изделия. Вначале пандемия вызвала перерыв в продажах в магазинах розничной торговли ювелирными изделиями и весной продажи сильно пострадали. Однако к лету продажи у многих увеличились по сравнению с тем же периодом 2019 года. Эта тенденция вновь проявилась к концу года, в конце сезона отпусков. Обычно путешествия являются сильным конкурентом покупке ювелирных изделий, поэтому люди, застрявшие дома, стали покупать ювелирные изделия. Больше всего выиграли продажи ювелирных изделий через Интернет. Они выросли примерно на 50% по сравнению с периодом до пандемии. Неизвестно, в какой степени сохранятся эти закономерности. Другой тенденцией стало появление нового сегмента продаж - «Zoom-worthy» и популярность его все растет, особенно это касается серег и ожерелий. Люди в условиях самоизоляции на видеоконференциях, при общении он-лайн с коллегами, друзьями, семьей, одеваются как на парад. Чтобы узнать больше о некоторых тенденциях розничной торговли ювелирными изделиями, связанными с пандемией, см. Виктория Гомельская, «Даже в условиях пандемии ювелирные изделия продаются», New York Times, December 3, 2020, https://www.nytimes.com/2020/12/03/fashion/jewelryrising-sales-pandemic-.html.

На деятельность рудников явно повлияли остановки работы и неспособность иностранных покупателей и торговцев выезжать за границу. Впрочем, ситуация сильно зависела от местных ограничений, которые часто были разными в соседних странах. В Восточной Африке и Азии многие шахты в соответствии с правилами временно остановили производство, чтобы избежать скопления людей, в то время как другие производили много материала, но изначально не имели иностранных покупателей, которым можно было бы его продать. Большая часть торговли алмазным сырьем осуществлялась в режиме он-лайн, что позволяло продолжать торговлю некоторыми материалами между добытчиками и покупателями с ранее установленными отношениями. Торговля в сети также привела к появлению совершенно новых связей между шахтерами и местными торговцами и непосредственными покупателями: ювелирами и огранщиками, которые ранее делали покупки по другим каналам.

Во многих случаях пандемия оказала значительное влияние на гранильные и ювелирные мастерские по трем направлениям: перебои в поставках нового сырья, неспособность работать вместе на фабриках в свете политики социального дистанцирования и (в некоторых случаях) трудности при перевозке товаров через границу. Однако некоторые торговцы алмазным сырьем и ювелиры открывают свои загашники драгоценных камней, припасенные на чёрный день.

Рынки драгоценных камней сильно пострадали, так как и здесь политика социального дистанцирования и ограничения на поездки значительно снизили или устранили возможность находить и удерживать международных покупателей, которые поставляют оборотные деньги, необходимые для того, чтобы торговля продолжала двигаться на этих площадках. Точно так же практически все крупные мировые выставки были вынуждены отменить по тем же причинам. Политические волнения также влияют на перемещение товаров через границы, о чем мы слышали из нескольких источников.

Продавцы камней и ювелиры сообщили о в целом непростых временах прошлой весной, но начиная с лета 2020 года продажи стали расти. Многим пришлось адаптироваться к виртуальному взаимодействию с поставщиками и клиентами, а некоторым и впервые. Некоторые уже начали создавать онлайн-представительства, которые быстро расширяются, чтобы приспособиться к этому необычному году. Общение через WhatsApp и Zoom оказалось важным для многих в продолжении бизнеса как в восходящем, так и в нисходящем направлении. Продавцы сообщают об использовании социальных сетей, таких как Facebook и Instagram, для информирования клиентов о своей деятельности. Хотя поставщики и ждут с нетерпением возвращения крупных торговых выставок, они признают, что способ ведения их бизнеса, в некоторой степени изменился из-за недавней вынужденной зависимости от виртуального ведения бизнеса.

Мы надеемся, что вам понравится наш отчет, в котором показано сочетание положительных и отрицательных тенденций за беспрецедентный прошедший год. Мы с нетерпением ждем встречи со всеми лично в Тусоне в следующем году. Выставки в Тусоне 2022 года также дадут возможность посетить Музей драгоценных камней и минералов Алфи Норвилля, открытие которого запланировано на 2021 год, и его коллекцию Somewhere in the Rainbow. Они также представлены в нашем отчете.

Китайская ювелирная промышленность реагирует на COVID-19

Когда в конце января 2020 года разразился COVID-19, китайская ювелирная промышленность была застигнута врасплох. Вся страна была заблокирована - поездки остановлены, предприятия закрыты.

Рисунок 1. Пустые и полупустые магазины и выставочные залы Китая

Страна открылась в конце марта 2020 года, но бизнес оставался еще очень вялым. Однако Китай одна из самых передовых стран в мире в области цифровых технологий. Мобильные технологии обогнали ноутбуки и кредитные карты, а дешевые, надежные и эффективные службы доставки облегчили потребителям возможности покупок. Во время пандемии местные предприятия обратились к Интернету, чтобы привлечь старых и новых клиентов. Продажи часто происходили путем прямой трансляции товара с последующей отправкой фотографий и видео через WeChat, а затем с использованием WeChat Pay или Alipay для завершения покупки. Китайская цифровая инфраструктура сыграла большую роль, помогая ювелирному бизнесу быстро прийти в норму.

Рисунок 2. Чтобы поддерживать социальную дистанцию, Van Cleef & Arpels ограничила количество клиентов в магазинах. Здесь клиенты ждут возле магазина в торговом центре Shanghai IFC.

В эти трудные времена доверительные отношения между поставщиками и клиентами являются ключом к развитию бизнеса. Доверие, завоеванное годами, чрезвычайно важно при покупке или продаже ценных драгоценных камней и ювелирных изделий в Интернете, когда покупатель не видит их вживую. Крупные сетевые магазины ювелирных изделий, которые больше полагаются на личную посещаемость, в первой половине 2020 года испытали резкое снижение объемов бизнеса, почти вдвое, в то время как небольшие ювелирные магазины, которые больше полагаются на личные контакты, практически не испытали такого снижения.

Из-за ограничений на поездки действительно создался дефицит определенных товаров на рынке, так как их было трудно привезти в Китай. Некоторые китайские дилеры в поисках товаров пошли на риск и нарушили карантин, чтобы посетить Шри-Ланку или Индию. Некоторые международные компании также приезжали в Китай за продуктами и услугами, когда в США и Индии закрылись фабрики по производству ювелирных изделий и огранке камней.

В целом продажи ювелирных изделий по итогам первого полугодия показали отрицательный рост. Продажи начали расти в июле. Продажи в октябре, ноябре и декабре выросли на 16,70%, 24,80% и 11,60% соответственно по сравнению с теми же месяцами 2019 года.

Международные ювелирные бренды, такие как Cartier, Tiffany и Van Cleef & Arpels (рис. 2), в Китае показали исключительно хорошие результаты в 2020 году, поскольку китайские потребители не могли совершать поездки за границу за покупками. Благодаря социальному дистанцированию и обязательной политике в отношении масок в магазинах к апрелю 2020 года бизнес в Китае этих люксовых брендов сразу же начал расти. Plaza 66 Shanghai, принадлежащий Hang Lung Properties, является ведущим торговым центром класса люкс в стране. Его зарегистрированные розничные продажи выросли на 60% за год с COVID-19, продемонстрировав удивительный год для люксовых брендов в Китае.

Константин Вилд (Constantin Wild GmbH & Co. KG)

Константин Вилд и его команда начали 2020 год с яркого шоу в Тусоне и выполнения заказов 2019 года. По возвращении в Германию серьезность ситуации с COVID стала очевидной и 14 марта они были вынуждены временно закрыть бизнес. Мистеру Вилд повезло, что он сохранил свой персонал, хотя сначала им пришлось сократить рабочее время до одного дня в неделю. В августе они уже смогли увеличить рабочее время до 80% от полной загрузки работников. Во второй половине 2020 года уровень деловой активности в основном вернулся к норме и в целом год был довольно неплохим. Тусон была единственной торговой выставкой компании в 2020 году и они не собирались участвовать в каких-либо выставках в 2021 году. Самым большим недостатком отказа от посещения торговых выставок были упущенные новые возможности.

Рисунок 3. Желтовато-зеленый турмалин огранки подушка весом 24,07 карата с новых месторождений в Демократической Республике Конго.

Для поддержания связи с клиентами и партнерами Zoom и WhatsApp стали незаменимыми помощниками. Г-н Вилд также приглашал клиентов в свой оффис в Идар-Оберштайне для непринужденных личных встреч. Компания улучшила имидж своего бренда и планирует перезапустить свой веб-сайт и блог, а также обеспечить регулярные ленты в Facebook и Instagram.

Рисунок 4. Красный империал топаз грушевидной формы весом 4,06 карата. Добыт в Ору-Прету, Бразилия.

Не имея возможности путешествовать, команда потратила время на сортировку своих запасов, поскольку новые поставки каменного сырья были ограничены во время пандемии.

Отвечая на вопрос о пандемических продажах, г-н Вилд отметил, что драгоценные камни, подходящие для высокого ювелирного искусства, пользуются спросом. В дополнение к новой тенденции, когда ценные камни представляют сами собой отдельные изделия. В прошлом году особенно хорошо продавались параиба турмалины, зеленые турмалины (рис. 4), аквамарины и империал топазы (рис. 5). Г-н Вилд также заметил высокий спрос на серую шпинель: чисто серую или с оттенками синего или пурпурного. Он преуспел в продаже цветных наборов камней, таких как его «Рапсодия в синем», в которой представлены разнообразные синие оттенки танзанита, а также зеленовато-синие и насыщенно-синие аквамарины из Бразилии и Мозамбика (рис. 6).

Рисунок 5. Набор «Рапсодия в синем» (общий вес 145,2 карата) состоит из 17 драгоценных камней: девяти зеленовато-синих аквамарин огранки кушон из Бразилии, четырех танзанитов овальной огранки и четырех ярких голубых мозамбикских аквамаринов овальной огранки.

За это время г-н Вилд смог поработать над книгой, посвященной 175-летию компании в следующем году. Книга под названием «Самоцветы, цвета и дикие истории… 175 лет Константина Вилда» рассказывает историю компании и содержит множество занимательных историй и высококачественных изображений, чтобы передать уникальные эмоции, связанные с разноцветными драгоценными камнями.

Г-н Вилд с нетерпением ждет возвращения в Тусон в 2022 году и прогнозирует, что спрос будет сосредоточен на ярких цветах, чтобы отпраздновать окончание пандемии.

Дадли Блаувет (Dudley Blauwet Gems)

В феврале торговец цветным камнем Дадли Блаувет посетил единственное в 2021 году мероприятие в Тусоне, которое проходило в Минерал-Сити и в прилегающем к нему здании Sun Gems. Минерал-Сити состоит из нескольких стальных корпусов, которые не подпадают под антиковидные требования к торговым площадкам. По его оценкам за 18 дней его присутствия там было менее 500 человек, включая тех, кто был связан с 20-25 поставщиками. Помимо этого присутствовало еще несколько гранильных предприятий, которые владеют складами в Тусоне. Г-н Блаувет и еще один продавец были единственными, кто привез ограненные драгоценные камни, в то время как все остальные предлагали исключительно минералы. Было замечено отсутствие окаменелостей и метеоритов.

С лета дела компании Дадли Блаувета пошли хорошо, так как многие из его онлайн-клиентов преуспевают и хотят выполнять заказы или пополнить запасы. Используя WhatsApp, он смог продолжить общение и закупить материалы у постоянных поставщиков, таких как семья из Шри-Ланки, с которой он работает уже почти 40 лет. Это включало просмотр камней на фотографиях или видео почти ежедневно. Он также работал с российскими поставщиками по закупке непромасляных изумрудов (рис. 6), александрита, фенакита и некоторых демантоидов. Источник в Юго-Восточной Азии также поставляет серую шпинель.

Рисунок 6. Непромасляные русские изумруды: изумрудной огранки весом 1,29 карата и грушевидной формы в 1,14 карата, Малышевский рудник, Урал. Их интенсивный голубовато-зеленым цвет напоминает параиба турмалин.

В продаже преобладали натуральный сапфир, непромасляный изумруд, серая шпинель и вьетнамская кобальтовая шпинель. Он отметил, что популярны и другие камни, такие как аквамарин, зеленый берилл и морганит. Постоянный спрос на сапфиры следующих цветов: бирюзового, от зеленого до ледяного зеленого, от персикового до абрикосового, падпараджа, фиолетово-голубой, пурпурно-голубой, светло-розовый, а также на традиционные синие цвета. В последнее время он получил множество запросов на получение мандаринового граната из Лолиондо, Танзания, прогретый голубой циркон из Камбоджи; и в меньшей степени малайский гранат из Махенджа, Танзания. Блаувет в основном предлагает необработанный натуральный сапфир, но у них есть устойчивый спрос на прогретые синие сапфиры круглой огранки и подобранные пары.

Поскольку пантоны 2021 года - «Абсолютно серый» и «Освещение» (средний серый и масляно-желтый, соответственно), г-н Блаувет заметил немного больший интерес к желтому сапфиру по сравнению с прошлым годом и устойчивый интерес к серой шпинели (рисунок 7). Они также продвигали непромасляный русский изумруд и некоторые продавцы регулярно пополняют его запасы.

Рисунок 7. Желтый сапфир, серая шпинель и серый лунный камень представляют собой популярные драгоценные камни, соответствующие цветам года Pantone 2021 года. Серый лунный камень: кабошон 3,94 карата из Индии. Желтые сапфиры: овалный в 2,39 карата из Дела, Шри-Ланка, и огранки подушка в 2,90 карата из Гиламале, Шри-Ланка. Серая шпинель огранки подушка 0,93 карата, грушевидная в 2,81 карата и круглая 1,16 карата, все из Могока, Мьянма.

Г-н Блаувет смог дать некоторое представление о перемещении камней, поступающих с шахт по всему миру. Ожидается, что в связи с политическими потрясениями в Мьянме производство бирманских драгоценных камней на какое-то время замедлится, а то и вовсе прекратится. Мадагаскар открывается для путешественников, но из-за отсутствия экспресс-почты с острова уехало очень мало алмазов. Некоторые из крупнейших предприятий по добыче драгоценных камней в Шри-Ланке в настоящее время не работают. Замедление и прекращение поставок привело к серьезным проблемам - очень ограниченному предложению каменного сырья по всему миру и сокращению движения драгоценных камней в торговые центры, такие как Бангкок или Гонконг. В результате доступный запас драгоценных камней значительно сократился.

Г-н Блаувет упомянул, что так как большинство торговых выставок в этом году было отменено, они обрабатывают все более крупные заказы и отправляют от 20 до 100 камней за раз своим клиентам-производителям. Кроме того, впервые в жизни г-н Блаувет открыл свой веб-сайт по оптовой продаже драгоценных камней. Его бизнес изо всех сил пытается поставить на ограночные фабрики достаточно сырья, чтобы все огранщики были заняты. Время от времени ему удавалось покупать мелкие необработанные алмазы melee для точной огранки, что по-прежнему остается очень популярным продуктом.

Рисунок 8. Синий сподумен весом 166,25 карата со склада из Афганистана. Гранен в Пешаваре, Афганистан. Площадку гранили перпендикулярно оси c, чтобы получить синий цвет, а не зеленый.

Наконец, г-н Блаувет поделился с нами голубым сподуменом, который хранил в запаснике на складе. На протяжении десятилетий он покупал афганские кристаллы сподумена, которые имеют ярко-синий цвет на оси c и зеленый цвет на осях a и b. Чтобы избежать попадания дневного света, эти камни были завернуты в бумагу на шахтах в Афганистане. Он держал их в закрытых ящиках, чтобы продавать клиентам, желающим сподумены, не подвергавшиеся воздействию ультрафиолета. Для испытания он выставил несколько из них на солнечный свет в Колорадо и смог наблюдать, как быстро они меняют цвет на полностью фиолетовый по оси c и на розовый по осям a и b в течение 40 минут. У г-на Блаувета в настоящее время есть несколько чистых ограненных камней размером примерно до 300 карат (рис. 8). Он видел, как некоторые дилеры покупают их, приносят на выставку, и с ужасом наблюдают, как они меняются в течение трех-пяти дней от воздействия света выставочного зала различной длины волны с интенсивно розового в непривлекательные серые тона. Он сообщает, что на рынке в Пешаваре имеется множество облученных афганских сподуменов с очень ярким изумрудно-зеленым цветом, в том числе по оси c. Цвет очень нестабильный и при воздействии ультрафиолета или дневного света довольно быстро меняется, часто приобретая нежелательный желто-серый цвет. Г-н Блаувет описал, как однажды совершил ошибку, купив ограненный образец этих обработанных камней на выставке драгоценных камней в Пешаваре у неизвестного ему дилера. Когда он развернул его много лет спустя, он приобрел непривлекательный серый цвет даже при отсутствии ультрафиолета или солнечного света.

Eric Braunwart (Columbia Gem House)

Эрик Браунварт, основатель компании Columbia Gem House по добыче, огранке и оптовому маркетингу драгоценных камней, сообщил, что они продолжали работать во время пандемии после первоначального потрясения бизнеса, вызванного резкой остановкой работы прошлой весной. Columbia Gem House еще три года назад начала переходить на электронный бизнес. Когда разразилась пандемия, они испытали менее драматичный переломный момент при взаимодействии с клиентами, чем некоторые дилеры с более традиционным подходом в торговле драгоценных камней. Г-н Браунварт считает, что пандемия везде подтолкнула людей, участников всего рынка драгоценных камней, к тому, чтобы они больше работали через Интернет.

Рисунок 9. Популярные цвета сапфиров, в том числе двухцветные камни из Монтаны. Эти прогретые камни из районов Гем-Маунтин, реки Миссури и Драй-Коттон-Вуд-Крик имеют диаметр 4,0 мм.

В целом г-н Браунварт доволен тем, как идет его бизнес и считает, что этим он во многом обязан привлеченной им клиентурой в сети Интернет. В настоящее время его клиентская база является частью того, что он считает «новой индустрией», состоящей почти исключительно из женщин до 35 лет, владелицами магазинов, галерей или студий. Эти покупатели выросли со смартфоном в руке и уже вели бизнес в Интернете, но к этому их дополнительно подтолкнула ситуация с COVID-19. Справедливая торговля и позиция Columbia Gem House на рынке, основанная на ответственных источниках, перекликаются с этой «новой отраслью», где такие факторы - важная часть бизнес-моделей и брендов, а также образа жизни клиентов. Кроме того, эти покупатели склонны приобретать более необычные товары по цвету, фасону, форме и наличию включений.

Г-н Браунварт отметил, что самый большой сбой в цепочке поставок из-за COVID-19 произошел на шахтах, где добыча замедлилась из-за меньшего количества поездок и спроса, что значительно ограничило оптовые поставки. Это особенно характерно для мелких горнодобывающих компаний, которые не присутствовали на традиционных торговых площадках. Это подтолкнуло некоторых мелких добытчиков к изучению онлайн-продаж, минуя традиционных дилеров. Огранка драгоценных камней также значительно снизилась из-за того, что из шахт поступает меньше камней и ограничен поток товаров, пересекающих границы, как из-за пандемии, так и из-за политических проблем. Очень мрачно то, что COVID-19 поразил многие малые предприятия, где некоторые давние добытчики, огранщики и торговцы умерли от этой болезни.

Когда его спросили, что пользовалось большим спросом в прошлом году, г-н Браунварт сказал, что сапфир по-прежнему является королем с точки зрения объемов и денег. Разнообразные североамериканские камни по-прежнему пользуются успехом и продажи продолжают расти. В последнее время покупатели предпочитают покупать американские товары и теперь эти товары более узнаваемы на рынке. Спрос на бирюзовый и другие нетрадиционные оттенки сапфира остается очень высоким (рис. 9). Около половины покупателей этих нетрадиционных цветов из сапфировых рудников Монтаны хотят американский сапфир, но другая половина озабочена только получением желаемых цветов и покупает материалы, поступающие из Африки и Азии.

Упомянутая тенденция заключалась и в растущей популярности мелких камней (багетов, бриолетов, триллионов, воздушных змеев и шестиугольников; см. рис. 10). Большим спросом пользуются как насыщенные, так и пастельные тона этих мелких камней (рис. 11). Они используются не только как акцентные камни, но и как основные во многих украшениях. Это отражает растущее направление моды на более доступные изделия из драгоценных камней и драгоценных металлов. Г-н Браунварт упомянул нехватку камней размером 1,0–1,3 мм, так как этот размер очень трудно разрезать, а на рудниках обычно не собирают такое мелкое каменное сырье, из которого можно было бы получить граненые камни таких размеров. Это означает, что melee получают из обрезков при огранке более крупных камней.

Рисунок 10. Различные популярные формы маленьких камней, такие как воздушные змеи, шестиугольники, триллионы и бриолеты. Все сапфиры из реки Миссури с прогревом. Воздушные змеи имеют размер 6,0 × 4,0 мм или 5,0 × 3,0 мм, шестиугольники - 3,5 мм в диаметре, триллионы - шириной 4,0 мм, а бриолеты - 4,0 × 3,0 мм с боковыми отверстиями.
Рисунок 11. Огненный опал и неоново-зеленый берилл небольших размеров и melee. Огненные опалы из Мексики и варьируются от 0,10 до 0,20 карата. Неоново-зеленый берилл - материал из Нигерии - круглые имеют диаметр 3,0 мм, а размеры багетов - 4,0 × 2,0 мм.

Gem Shopping Network: ювелирный интернет-бизнес во время пандемии

Пандемия COVID-19 вынудила многие секторы торговли внедрить новые рабочие процедуры и перевести свою торговлю в онлайн. Это также верно и в отношении ювелирной и гранильной индустрии. Тем не менее, некоторые компании уже давно работают в прямом эфире и в Интернете. Один из ветеранов - это сеть магазинов Gem Shopping Network (GSN), штаб-квартира которой находится недалеко от Атланты.

Рисунок 12. Готовые ювелирные изделия с широким спектром цветных драгоценных камней, включая некоторые экзотические разновидности, являются одним из основных продуктов GSN

С 1997 года GSN превратилась из шоу выходного дня в сеть, охватывающую более 60 миллионов семей в США. Сеть может транслировать свои шоу драгоценных камней и ювелирных изделий в прямом эфире по всем доступным каналам - от телевидения до Интернета и, в последнее время, мобильного приложения. В начале пандемии 2020 года GSN немедленно приняла надлежащее социальное дистанцирование и соблюдала все правила обеспечения безопасности своих сотрудников, что позволило коллективу работать без перерыва. Ведущие шоу продолжали вести прямые трансляции из студий, развлекая и обучая свою аудиторию.

Поскольку GSN предлагает широкий спектр товаров - от образцов минералов, ограненных драгоценных камней и готовых ювелирных изделий до предметов коллекционирования и старинных ювелирных изделий, - поставки были критически важным моментом с самых первых дней его существования (рис. 12). В то время как личный поиск поставщиков был практически невозможен из-за ковидной ситуации, на стороне предложения в целом это не сказалось отрицательно. Некоторые поставщики, которые обычно продают товары через торговые точки, такие как круизные суда, смогли передать их онлайн-торговцам ювелирными изделиями, таким как GSN.

Большинство клиентов GSN - женщины в возрасте от 50 до 65 лет, демографическая группа, которая оставалась довольно стабильной на протяжении последних двух десятилетий. Эта клиентская база оказалась выгодной, когда «оставаться дома» стало новой нормой, поэтому что было больше времени для просмотра шоу и покупки товаров. Хотя COVID-19 повлиял на международные перевозки, внутренние перевозки и доставка в США оставались достаточно стабильными. Стабильные и своевременные поставки, стабильная клиентская база в совокупности сделали 2020 год одним из самых успешных в финансовом отношении для GSN.

GSN имеет собственную геммологическую группу. Пандемия неожиданно дала команде больше времени для создания контента, который распределяется по нескольким потоковым каналам. Качественный контент - одна из основных составляющих любого интернет-продавца, так как это инструмент для привлечения и поддержки клиентов. По мере того, как мир постепенно восстанавливается после пандемии, ожидается, что в будущем онлайн торговля ювелирными изделиями будет стремительно расти.

Jeff Hapeman (Earth’s Treasury)

Как подготовиться к глобальной пандемии в масштабах, непохожих на все, что было в новейшей истории? Конечно для того, чтобы предсказать насколько существенно изменился мир с марта 2020 года, потребовалось бы исключительное предвидение, однако одна тенденция возникла уже несколько лет назад. Увеличение присутствия в Интернете, особенно в социальных сетях, оказалось чрезвычайно полезным для индустрии драгоценных камней и ювелирных изделий. Джефф Хейпман из Earth’s Treasury (Уэсттаун, штат Пенсильвания) был в авангарде этой тенденции продаж в социальных сетях и поделился своими взглядами на ее влияние на торговлю до пандемии и после нее. Г-н Хейпман начал огранку драгоценных камней (рис. 13). За последние несколько лет он расширил свой бизнес, наняв нескольких дизайнеров и ювелиров и разработав то, что он называет своим подходом «от шахты до пальца». Выстраивая тесные отношения с добытчиками каменного сырья во всём мире и перемещая процесс изготовления ювелирных изделий внутрь компании, он может охватить большую часть цепочки создания добавленной стоимости при доставке необработанных камней конечному потребителю (рис. 14).

Рисунок 13. Голубой непрогретый сапфир из Rock Creek весом 2,04 карата бриллиантовой огранки.

В марте, когда в Пенсильвании была введена строгая изоляция, всех сотрудников Earth’s Treasury отправили по домам и попросили продолжить работу над любыми проектами, которые они могли делать надомно. Например, его ювелир сортировал и классифицировал мелкие камни перед огранкой, а его дизайнер разрабатывал новые изделия. К счастью, учитывая активное участие г-на Хейпмана в Интернете, Earth’s Treasury был классифицирован как розничный продавец электронной торговли и ему разрешили снова открыться примерно через месяц. Конечно, в марте и апреле продажи резко упали, но к маю они начали расти. В июне все пошло в гору и даже лучше, чем обычно. Этот рост продаж драгоценных камней и ювелирных изделий, вероятно, связан с отложенными покупками. По мере того, как неопределенность первых дней пандемии начала отступать, а экономика начала выходить из жесткой изоляции, наблюдаемой в большей части страны, у потребителей остались кое-какие накопленные средства для покупки ювелирных изделий, которые они раньше использовали бы для путешествий и поездок или для покупки иных предметов роскоши. Прошлым летом ювелиры преуспели в электронной коммерции, поскольку страна медленно снимала ограничения безопасности, и это затрудняло личные покупки в обычных магазинах.

Рисунок 14. Кольцо, разработанное и изготовленное компанией Earth’s Treasury. Центральный камень - непрогретый сапфир из шахты Rock Creek весом 2,14 карата, акцентирован мелкими непрогретыми сапфирами из того же источника.

Конечно, переход к онлайн-продаже ювелирных изделий произошел не на пустом месте. По мере того, как социальные сети стали играть все более важную роль в нашей жизни, современные потребители все больше стали привыкать покупать драгоценные камни в Интернете по более высоким ценам. После пандемии г-н Хейпман заметил, что покупатели стали чаще совершать онлайн-покупки. Поскольку Earth’s Treasury предлагает бесплатный возврат драгоценных камней и ювелирных изделий через FedEx или UPS, клиенты готовы купить и попробовать какие-то изделия, прежде чем остановиться именно на том, что им больше понравится. Фактически, на данный момент он прекратил показы в своих офисах и всё больше движется к видеоконсультации с потенциальными клиентами.

Пандемия сильно повлияла не только на способы покупки и продажи драгоценных камней, но и на цепочки поставок для этой отрасли. Сейчас г-н Хейпман много занимается камнями, добываемым внутри страны, например, сапфиром из Монтаны, но ему становится все труднее получить иностранное каменное сырье. В частности, экспорт камней из Африки, по-видимому, в последнее время прекратился из-за трудностей с экспортом этого материала в такие места, как Бангкок, где его можно было бы далее распространять по всему миру. В некоторых крупных центрах огранки драгоценных камней также наблюдается спад, поскольку их иностранные покупатели больше не могут посещать их. В результате стало намного проще покупать шри-ланкийские камни для переогранки. Интересно, что недавно он стал свидетелем появления на рынке огромного количества танзанита, который, как он полагает, может быть связан с перенаправлением материала из сильно пострадавшей круизной индустрии.

Больше всего пандемии COVID-19 ударила по торговым выставкам. Хотя рост онлайн-продаж ощущался и ранее на выставках драгоценных камней и ювелирных изделий, таких как Тусон, способность отрасли выжить и, возможно, даже процветать более года без крупных выставок может вызвать у многих сомнения важны ли они для их бизнеса. По мере того, как мы выходим из этого пандемического мира, нам еще предстоит увидеть, как крупные международные выставки драгоценных камней отреагируют на пандемию и адаптируются в новом мире.

Josh Hyman (Philadelphia Jewelry Appraisers)

Чуть более чем в квартале от Колокола Свободы и Индепенденс-холла, между 7-ой и 8-ой улиц Сансом, находится оживленный Ювелирный район Филадельфии. В то время как другие американские ювелирные районы, такие как Бриллиантовый район Нью-Йорка, более известны, Ювелирные ряды в Филадельфии считаются старейшими в стране. Это дом многих ювелирных семей в четвертом и пятом поколении, которые начали бизнес в переоборудованных рядах домов ещё в 1805 году. Те, кто нуждается в услугах по оценке, могут зайти в магазин Philadelphia Jewelry Appraisers и поговорить с Джошем Хайманом. Это единственный в городе оценщик ювелирных изделий, работающий полный день.

Ювелирная традиция семьи Хайман в Филадельфии началась с его прадеда Рубена Литтмана, торговца бордюрами, который ходил по домам, покупая драгоценные металлы. Г-н Литтман познакомился с ювелирами на улице Сансом, которые покупали у него драгоценные металлы. Несколько поколений спустя Джош Хайман работал в розничном магазине своей семьи в Ювелирных рядах. Получив геммологическое образование в Идар-Оберштейне, а затем в GIA в Санта-Монике, он работал в розничной торговле в Арубе, а затем вернулся в Филадельфию. Там он нашел свою нишу в качестве оценщика, обслуживающего динамично развивающуюся отрасль драгоценных камней и ювелирных изделий. Одним из самых полезных аспектов его работы в качестве оценщика является изучение представленных ему драгоценных камней, что побуждает его неустанно продолжать свое геммологическое образование. Хайман стал довольно активным в геммологическом сообществе в Интернете, создав популярную страницу в Facebook «Gemology Worldwide» и серию подкастов. Он признает, что у него был несколько скрытый мотив, так как он хотел создать образовательный форум, чтобы не только информировать других, но и продвигать свои собственные геммологические знания.

В начале пандемии в марте 2020 года компания Philadelphia Jewelry Appraisers была закрыта на три месяца. Несмотря на мрачные перспективы вначале, как только они снова открылись в июне, вернулся и полноценный спрос. Сокращение посещаемости Ювелирных рядов могло привести к меньшему количеству посетителей, но г-н Хайман уже простимулировал спрос на свои услуги с помощью активной онлайн-рекламы, особенно Google Reviews. Как оценщик Хайман держит руку на пульсе торговли и высказывает некоторые соображения относительно реакции ювелирной отрасли на пандемический кризис. Несколько месяцев после открытия стали огромным благом для ювелирной индустрии во всем мире, в том числе и в Филадельфии. Он объясняет это отчасти тем, что люди в основном перестали тратить свободные деньги на путешествия и питание вне дома. Потребители осознали, что покупка и дарение драгоценных камней и ювелирных изделий также может стать событием, поэтому свои сбережения направили на их приобретение. Во время пандемии г-н Хайман наблюдал рост спроса на сапфиры по сравнению с рубинами и изумрудами. В частности, вырос спрос на пастельные и бирюзовые сапфиры, особенно на сапфиры из Монтаны (рис. 15). Хотя в сентябре и до конца года продажи замедлились, перспективы все же позитивные. Однако нам предстоит еще увидеть, что изменится в ювелирном деле по мере того как мир приближается к какой-то форме нормальной жизни, а люди снова возобновляют путешествия.

Рисунок 15. Брошь, сделанная по заказу Джоша Хаймана, украшена бордер опалом весом 19,56 карата, окруженным монтанским сапфиром и калифорнийским спессартином.

По словам Хаймана одним из основных факторов, поддерживающих высокорентабельную промышленность драгоценных камней и ювелирных изделий, несмотря на отмену крупных выставок драгоценных камней, является растущее за последние несколько лет доверие потребителей к покупкам в Интернете. Необработанные драгоценные камни и ювелирные изделия, которые обычно переходили из рук в руки в Тусоне или Гонконге, в конечном итоги попали к конечному потребителю через Интернет. Следующие несколько лет покажут нам, как крупные выставки драгоценных камней, такие как Тусон, адаптируются к онлайн-продажам.

Адоптирующаяся к изменениям Паула Кривошей

После отмены выставки Tucson AGTA в 2021 году ежегодная встреча автора с дизайнером ювелирных изделий Паулой Кревошей стала виртуальной. Разговор начался с ее работы, удостоенной премии AGTA Spectrum Award 2020, а затем рассказ о том, как ее бизнес адаптировался к новым нормам в условиях, вызванных пандемией.

Рисунок 16. На этом удостоенном награды подвесе «Кареглазая Сюзен» с прогретым оранжевым монтанским сапфиром весом 5,30 карата изображена цветущая рудбекия. Полевые цветы - одна из любимых тем Паулы Кревошай.

Подвес «Кареглазая Сьюзен» получил награду Gem DIVA Award в категории «Классика» (рис. 16). Центральный камень этого сделанного на заказ кулона из 18-каратного желтого золота - оранжевый монтанский сапфир весом 5,30 карата (месторождение Рок-Крик, принадлежащее компании Potentate Mining). По словам владельца шахты хотя камень и улучшен нагреванием, насыщенность цвета и размер делают его значительным сапфиром из этого месторождения. Центральный камень подвеса украшен желтыми и оранжевыми сапфирами (всего 8,69 карата), а также черными и коньячными бриллиантами (всего 1,98 карата).

Паула всегда сочетает природу камней со своим искусством. Она также рассказывает истории с помощью своих ювелирных творений. Эта работа не исключение. Она продолжает историю своего первого украшения, посвященного цветочной тематике, вдохновленного полевым цветком люизии, который растет на склонах сапфирового рудника Рок-Крик. К началу июня склоны покрываются цветками люизий и рудбекий, последнюю она изобразила на призовом подвесе «Кареглазая Сюзен» (susan по-английски - рудбекия). Создание этих красивых цветочных украшений никогда не бывает легким делом из-за того, что нужно время, чтобы найти так много камней определенных цветов. По этой же причине она никогда не воспроизводила свои украшения, кроме как на замену утерянному.

Рисунок 17. В цифровом блокноте Паулы Кревошай к сезону праздников 2020 года было представлено более 50 ювелирных изделий.

Как владелец бизнеса г-жа Кривошей также ощутила на себе влияние пандемии. Благодаря тщательному планированию и быстрой адаптации она смогла обеспечить безопасность своих сотрудников, чтобы они могли продолжать работать. Фактически, 2020 год был хорошим годом для ее компании из-за отношений, выстроенных в цепочке поставок камня за последние несколько десятилетий, и клиентской базы, которую она тщательно поддерживала. Чтобы помочь производителям выжить, она также намеренно перенаправила свою работу в разные ювелирные студии, большинство из которых расположены в Азии.

Возможность поговорить с покупателями лицом к лицу и дать предложения по моде, даже не ограничиваясь ювелирной, является преимуществом; постоянный контакт с ними во время пандемии также имеет решающее значение. Паула регулярно проводит онлайн-встречи со своими клиентами, чтобы держать их в курсе событий. Во время праздничного сезона 2020 года она создала цифровой флипбук, чтобы клиенты могли изучить его в удобное для них время (https://online.flipbuilder.com/dznx/qrub; см. рис. 17). Она считает, что всегда оставаться на связи и приспосабливаться к неожиданным обстоятельствам - ключевые факторы успеха как для ветеранов отрасли, так и для новичков.

Prida Tiasuwan (Pranda Jewelry Group)

Таиланд пользуется хорошей репутацией в области производства ювелирных изделий, поскольку на его многочисленных фабриках работает высококвалифицированная рабочая сила. Несмотря на то, что это была вторая страна с подтвержденными случаями COVID-19, Таиланд остался относительно незатронутым вирусом. Правительство быстро ввело жесткие меры, такие как удаленная работа, комендантский час и закрытие мест, где люди собираются в большом количестве. Действие, которое, возможно, оказало наибольшее влияние, было закрытие его международных границ. Правительство жестко контролировало поездки в страну и ввело строгий 14-дневный карантин для всех, кто въехал. Сегодня въезд разрешен большему количеству людей, но двухнедельный карантин по-прежнему остается обязательным.

Запрет на поездки оказал разрушительное воздействие на регион, чье благосостояние в значительной мере зависит от туризма и деловых поездок, но он также оставил свой след и на местном производстве ювелирных изделий. Мы поговорили с Придом Тиасуваном, председателем ювелирной группы Pranda Jewelry Group, о ситуации в Таиланде. Он подтвердил, что превентивные меры, принятые правительством, повлияли на бизнес в первые месяцы COVID, но этот период длился недолго. К июню 2020 года бизнес вернулся в прежнее русло, а через несколько месяцев спрос был очень высоким, скорее всего, из-за приближающегося курортного сезона. Этот позитивный прогноз сохранился с появлением вакцин в начале 2021 года.

Производственные мощности в Пранде работали с ограниченной производительностью во время изоляции в Таиланде, что позволило компании сократить расходы за счет снижения заработной платы всему персоналу и отпусков отдельным работникам в апреле и мае. Г-н Тиасуван лично возглавил рабочую группу, состоящую из руководителей отделов, чтобы гарантировать, что все 2200 сотрудников останутся в безопасности и производство вернется к нормальным темпам как можно скорее.

Рисунок 18. Меры безопасности, применяемые на предприятии в Пранде, включают дезинфекционный туннель у входа.

Временно сократив мощности, они смогли улучшить условия труда для персонала, включая меры социального дистанцирования. Сотрудники быстро усвоили эти новые принципы и многие из них смогли работать дома. С августа 2020 года производство заработало на полную мощность с соблюдением всех необходимых мер предосторожности, включая кампанию «Безопасно и чисто», чтобы напомнить всем о простых шагах, которые они могут предпринять для предотвращения распространения вируса (рис. 18).

Тем не менее, в Пранда столкнулись с проблемами в поставках сырья, такого как алмазы и некоторые цветные камни. Обычно они поступают или гранятся в таких странах, как Индия и Китай, где воздействие пандемии на бизнес в первые месяцы было более серьезным. На другом конце цепочки физическая розничная торговля сильно пострадала, но была cкомпенсирована ростом электронной торговли.

По словам г-на Тиасувана экономические последствия пандемии также отражаются на структуре спроса на ювелирные изделия. Основное внимание уделяется простым предметам небольшого размера с очень небольшим количеством камней или вообще без них. Во время пандемии покупатели не искали модных красочных драгоценностей, но Пранда ожидает, что ситуация изменится, как только экономическая ситуация стабилизируется.

Новости о добыче сапфиров в Рок-Крик и маркетинговые новости

Сапфиры были обнаружены в Монтане (в West Fork у реки Рок-Крик) в 1892 году. Блестящие камешки позже были идентифицированы как сапфир и выставлены на Парижской выставке в 1900 году. На западе страны были обнаружены и разработаны четыре месторождения: одно первичное и три вторичных. Вторичное месторождение Рок-Крик всегда было самым богатым и продуктивным. До 2014 года на этом месторождении было добыто около 65,8 тонн необработанного сапфира, что составляет около 90% от общей добычи сапфира на всех четырех месторождениях.

С 2011 года Potentate Mining постепенно развивает и расширяет концессию на добычу сапфира в районе Рок-Крик путем покупки земли. Благодаря последней сделке, заключенной в 2020 году, компания теперь владеет более чем 3500 акрами сапфировых земель. Однако даже на этой большой площади им разрешено одновременно использовать для горных работ не более пяти акров земли и власти требуют от них восстановления экологии сразу после завершения добычи.

Potentate Mining продает сырье и ограненный сапфир на выставках в Тусоне и JCK розничным торговцам и дизайнерам ювелирных изделий. С 2016 года они также предлагают партии натурального термообработанного и необработанного сапфира клиентам в Северной Америке, Индии, Шри-Ланке и Таиланде. Большинство этих клиентов занимаются огранкой. Пандемия COVID-19 сократила количество персонала, работающего на руднике в 2020 году, но кардинально это на производстве не повлияло. Из-за ограничений на передвижение осмотр камней клиентом затруднен, поэтому компания ожидала и рассчитывала на определенный процент возвратов от клиентов. Благодаря тому, что Potentate адаптировался к неожиданностям, продажи в 2020 году были примерно такими же, как и годом ранее.

Peter Ngumbi (Vter Young)

Пандемия ощущалась во всей ювелирной отрасли, от шахтеров и старателей до местных торговцев и конечных потребителей. Чтобы лучше понять ситуацию в Восточной Африке, мы поговорили с Питером Нгумби, кенийским торговцем драгоценными камнями в третьем поколении, который закупает каменное сырье на местных рынках и напрямую у горняков. Г-н Нгумби продает камни в своих офисах в Найроби и Вои зарубежным торговцам, а также напрямую потребителям и огранщикам-любителям через социальные сети. Основное направление его деятельности - гранат, в первую очередь цаворит. Его широкий кругозор позволяет нам получить некоторое представление о восточноафриканской ситуации в области драгоценных камней в течение 2020 года.

Правительство Кении быстро приняло меры по сдерживанию распространения вируса: запрет на поездки между провинциями, что позволило жестко контролировать местные вспышки, закрыло свои границы, чтобы избежать ввоза заболевших, а также ввело строгий комендантский час. Ношение масок и отслеживание контактов быстро стали обычным делом. Хотя эти меры повлияли на повседневную жизнь, они позволили сохранить уровень COVID-19 на относительно низком уровне. Аналогичные меры были приняты в Руанде и Уганде с положительными результатами.

Ситуация совершенно иная в соседней стране Танзании, где существование COVID-19 официально отрицается и многие люди теряют друзей и родственников. Это существенно повлияло на местное производство. Такие области, как Махендж, почти не производят материала, в то время как в других областях материала много, потому что иностранных покупателей больше нет.

Несмотря на то, что местные кенийские ограничения были жесткими, г-н Нгумби отмечает и положительные моменты. Большинство иностранных покупателей были вынуждены покинуть страну, а многие местные покупатели не решались вкладывать большие суммы в торговлю драгоценными камнями в это экономически нестабильное время. Внезапно он получил доступ к большему количеству камней, так как число обычных покупателей их сильно уменьшилось. Вдобавок на выставке в Тусоне 2020 года он смог закупить исключительные цавориты, что позволило ему пополнить истощенные запасы.

Обычно г-н Нгумби регулярно ездит в другие страны региона, такие как Руанда, Малави, Мозамбик и Танзания, в поисках алмазного сырья. Поскольку он занимается этим в течение многих лет, у него есть серьезная сеть в этих странах, на которую он полагался во время ограничения поездок. Он считает, что за последнее десятилетие многие трейдеры резко расширили свою сеть стран-поставщиков и теперь полагаются на эти устоявшиеся надежные связи для удаленной поставки камней.

Несмотря на прекрасную возможность для африканских трейдеров закупать каменное сырье продажи были не столь радужными, так как иностранные торговцы не приезжали на континент. К счастью, многие африканские торговцы каменным сырьем открыли свои сайты и представительства в Интернете, что компенсировало сокращение продаж. По оценкам Нгумби он продал через социальные сети в три раза больше, чем обычно, и добавил, что публика полностью приняла этот метод покупки. Покупатели в Соединенных Штатах были настолько голодны, что он не успевал с заказами. Частично это были некоторые постоянные клиенты, но большая часть - неизвестные покупатели, с которыми он никогда не встречался лично. Растущее число онлайн-клиентов - это независимые ювелиры, которые стремятся покупать каменное сырье как можно ближе к руднику и передать его на огранку своему огранщику по контракту.

Кустарная добыча также пострадала от COVID-19. Кенийские власти приостановили добычу полезных ископаемых на предприятиях, где работало более 20 человек, чтобы избежать скопления людей. Это длилось всего несколько месяцев, хотя чиновники строго следили за соблюдением запрета. Временные приостановки повлияли на количество материала, доступного на рынке, но имейте в виду, что количество покупателей также значительно сократилось из-за отсутствия иностранцев. Как только ограничения на добычу полезных ископаемых были сняты, начался наплыв горняков-кустарей, пытающих поймать свою удачу. Количество каменного сырья на местных рынках сразу увеличилась по сравнению с другими годами. К концу года доступность каменного сырья была уравновешена за счет открытия международных границ и возвращения иностранных покупателей, сильно желающих его приобрести.

Предыдущие выставки

(файлы в формате pdf)

Тусон 2015

Тусон 2016

Тусон 2017

Тусон 2018

Тусон 2019

Тусон 2020


Somewhere in the Rainbowв - Музей драгоценных камней и минералов Алфи Норвилля

Десять лет назад была создана частная коллекция драгоценных камней, чтобы прославить их красоту и стимулировать любопытство и геммологическое просвещение. Сегодня коллекция Somewhere in the Rainbow обрела новый великолепный дом.

Somewhere in the Rainbow (Где-то в радуге) присоединился (в рамках пятилетнего соглашения) к известной коллекции минералов университета Аризоны, состоящей из 20 000 экземпляров со всего мира. Она также известна самым большим собранием образцов минералов юго-запада Соединенных Штатов и Мексики. 6000 лучших образцов минералов будут представлены в новом Музее драгоценных камней и минералов Альфи Норвилл, расположенном в историческое здании суда округа Пима в центре Тусона. По словам менеджера Эрика Фрица музей откроется в 2021 году. Его расположение в Тусоне выбрано очень удачно, так как город является мировым центром выставок и торговли драгоценными камнями и минералами.

Музей назван в честь жены известного застройщика из Тусона Аллана Норвилла. В 1990-х пара основала Биржу драгоценных камней и ювелирных изделий (GJX), которая и сейчас остается главной среди многих шоу, которые ежегодно проводятся в Тусоне. На сегодняшний день каждый январь и февраль в городе проводится более 40 выставок драгоценных камней и минералов. Норвиллы являются основными покровителями нового музея.

Коллекция Somewhere in the Rainbow насчитывает 1 600 экземпляров и состоит в основном из обработанных драгоценных камней, оттеняющих сам минерал. В последние годы эта коллекция много путешествовала по Соединенным Штатам, выставляясь в магазинах AGS Guild и других магазинах высокого класса. Её миссия состоит в том, чтобы «доставить удовольствие от созерцания прекрасных цветных драгоценных камней и ювелирных изделий в музеях и галереях, содействовать сохранению редкостей и просвещать в области истории и геммологии». Шелли Сержент, менеджер коллекции Somewhere in the Rainbow, говорит, что «мать-природа дает нам камни. Огранщики и резчики дарят нам драгоценные камни, а дизайнеры ювелирных изделий - фамильные реликвии».

Коллекция позволяет энтузиастам лучше понять красоту и редкость, а также уникальную взаимосвязь между природой и художниками. «Я хорошо понимаю, что наша миссия - это не только образование и просвещение, но и сообщество», - говорит г-жа Сержент. «В связи с этим мы собрали вместе более 127 разных людей, которые работали в той или иной степени над этой коллекцией. Это горняки, камнерезы, а также гранильщики, дизайнеры, ювелиры и руководители различных лабораторий.»

В преддверии открытия Музея драгоценных камней и минералов Алфи Норвилля в 2021 году у GIA была возможность навестить Сержент, чтобы осмотреть, подержать и сфотографировать некоторые из самых интересных экземпляров коллекции. В фотогалерее представлены лишь некоторые из них.

ФОТОГАЛЕРЕЯ


  • Музей драгоценных камней и минералов Алфи Норвилл в Тусоне

  • Редкая, в 1,92 карата кобальтово-голубая шпинель из Вьетнама.

  • Кольцо украшено прекрасным рубином 5,17 карата из Мьянмы в окружении двух желтых сапфиров.

  • «Да Винчи», зеленый берилл высотой 177,8 мм с Уральских гор, вырезанный Альфредом Циммерманом из Идар-Оберштайна, Германия.

  • Изделие дизайнера Henry Dunay

  • Американский резчик и ювелир Дэррил Александр создал резную агатовую ручку из 18-каратного золота, украшенную солнечным камнем и бриллиантами. Длина агата составляет 203 мм.

  • Подвес с 13,57-каратным танзанийским гранатом-цаворитом и 4,27 каратами бриллиантов. Авторы: Шелли Сержент, Гарри Тутунджиан и Эвелин Кроммет.

  • 34,3-каратный империал топаз, Бразилия, Ору-Прету. Золото, платина, 10,50 карат бриллиантов. Дизайнер Эдди Сакамото

  • «Голубой Будда», сапфир весом 15 карат, который предположительно был изготовлен между 1400 и 1500 годами нашей эры на Цейлоне

  • Танзанийская красная шпинель весом 18,55 карата

  • Браслет с синим шри-ланкийским сапфиром в 20,06 карата с розовыми и желтыми сапфирами. Автор: Меган Шмитт

  • Пара гроссуляров: «Сердце Мерелани» в 21,56 карата (слева) из Танзании и гранат «Король скорпионов» в 20,20 карата (справа), из Кэмпбелл Бриджес (Кения).

  • Подвес с грушевидным параиба турмалином в 15 карат из оригинальной бразильской шахты.

  • Сэт Влада Яворского с 129,93 каратами шпинели из Мьянмы, Шри-Ланки, Афганистана и Мадагаскара.