Menu

Выставка-продажа драгоценных камней Тусон 2022

И продавцы, и покупатели были рады вернуться в Тусон на выставочный сезон после двухлетнего отсутствия. Поскольку мир вступает в новую фазу пандемии, индустрия драгоценных камней и ювелирных изделий также готовится к постпандемической эпохе. Участники приняли меры предосторожности, такие как социальное дистанцирование и ношение масок для лица. Хотя собрания были гораздо менее многолюдными, чем обычно, атмосфера и бизнес на выставке были такими же солидными, как и раньше, если не лучше.

Из-за ограничений на поездки международное присутствие на выставке сократилось, но это не повлияло на посещаемость основной выставки в Tucson Convention Center, где большинство экспонатов были из США. Выставка Gem & Jewelry Exchange (GJX) немного пострадала: некоторые стенды остались пустыми из-за отсутствия иностранных дилеров, которые не смогли приехать в Тусон в этом году. Количество продавцов на сопутствующих выставках за пределами конференц-центра оставалась высоким.

Многие участники выставки говорили, что, хотя посетителей было меньше, чем обычно, покупатели были сосредоточены на покупке целевых товаров для пополнения запасов. Пока влияние пандемии со стороны предложения в цепочке создания стоимости только начинает проявляться. Таким образом, этот выставочный сезон в Тусоне предоставил очень хорошую возможность подготовиться к потенциальному дефициту в ближайшие месяцы.

Разнообразие драгоценных камней и ювелирных изделий, представленных на выставке, осталось таким же, как и в предыдущие годы. «Большая тройка» — рубин, сапфир и изумруд — по-прежнему доминирует на рынке (рис. 1). Коллекционные минералы и драгоценные камни, такие как метеорит, ганошпинель, флюорит различных цветов, опализованные окаменелости, церуссит и колеманит, продолжали привлекать клиентов этого сектора (рис. 2). Большим спросом пользовались камни фантазийной огранки, огранки роза, бриолеты, а также срезы минералов и камней. Дизайнеры ювелирных изделий, выполняющие специальные заказы, использовали американские драгоценные камни: сапфир из Монтаны, солнечный камень из Орегона, бирюза из Аризоны и т.п.

Рис. 1. Звездчатый рубин весом 8,23 карата, огранка Дэвида Насси
Рис. 2. Зеленый флюорит массой 45 карат из Нью-Мексико. На выставках AGTA и GJX дилеры предлагали флюорит всех цветов и стилей огранки.

Продавцы никогда раньше не проявляли столько изобретательности и деловой смекалки. Чтобы удовлетворить постоянно растущий спрос на единственные в своем роде творения, огранщики драгоценных камней, резчики и изготовители ювелирных изделий вкладывают в свои изделия больше выдумки и индивидуальности (рис. 3). Особое внимание на выставке уделялось изделиям высокого уровня сложности, таким как инкрустированные украшения или драгоценные камни (рис. 4). С тем чтобы компенсировать ограничение потока посетителей в магазинах, многие продавцы за последние два года чаще стали продавать онлайн,. А недавно созданные компании либо начинали работать полностью онлайня, либо вели большую часть своего бизнеса в Интернете.

Рис. 3. Слева: настенный декор из камня и металла на выставке «Кино». Справа: резной цитрин в 22,93 карата, изготовленный в Джайпуре, Индия
Рис. 4. Инкрустированные драгоценными камнями браслеты от David R. Freeland Jr. Designs на выставке Pueblo Gem & Mineral Show

GIA наслаждалась долгожданным возвращением в Тусон в этом году, с энтузиазмом собирая последние новости с выставок. Наш отчет об обновлениях рынка, интересных находках, а также положительных отзывах дилеров, огранщиков, дизайнеров и т. д. подготовлен Эрин Хогарт, Эрикой Зайдман, Робертом Уэлдон, Альбертом Сальвато, Вим Вертриест, Лизой Нили и Натаном Ренфро.

ЦВЕТНЫЕ КАМНИ И ОРГАНИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ

Большие и редкие коллекционные камни

Компания Barker & Co. (Скоттсдейл, Аризона) представила на выставке AGTA в этом году замечательные камни, в том числе очень редкие драгоценные камни для коллекционеров. Два их коллекционных камня, колеманит и фосфофиллит, выделялись своими рекордными размерами.

Бесцветный модифицированный колеманит на рис. 5 треугольной формы весом 7,36 карата, считается одним из самых крупных ограненных образцов в своем роде. Известно, что колеманит флуоресцирует ярко-желтым цветом в ультрафиолетовом свете и фосфоресцирует зеленым.

Рис. 5. Бесцветный модифицированный колеманит треугольной формы бриллиантовой огранки весом 7,36 карата, представленный на выставке AGTA.

Сильно насыщенный голубовато-зеленый оттенок фосфофиллита весом 17,52 карата перекликается с некоторыми из лучших оттенков параиба турмалинов, хотя камень сильно отличается как по структуре, так и по химическому составу. Фосфофиллит впервые был найден в районе Хагендорф (Бавария), и описан Генрихом Лаубманом и Германом Штейнмецом в 1920 году. Минерал получил название от своего химического состава (фосфат) и греческого слова φύλλον, означающего «лист», подчёркивающего совершенную спайность минерала. Энн Баркер из Barker & Co. объяснила, что этот конкретный фосфофиллит имеет историческое происхождение. Некогда принадлежавший писателю и известному коллекционеру минералов доктору Питеру Бэнкрофту, он был добыт в знаменитой шахте Потоси в Боливии в 1958 году в виде треугольного куска весом 17,52 карата (рис. 6). Учитывая значительную чувствительность фосфофиллита к теплу, огранка и отделка драгоценного камня заняли четыре недели.

Рис. 6. Этапы обработки 45,42- каратного фосфофиллита в руках Стейси Уэтстоун (слева). На резку и отделку камня ушло четыре недели из-за его чувствительности к теплу (в центре). Готовый голубовато-зеленый треугольный фосфофиллит бриллиантовой огранки массой 17,52 карата был представлен на выставке AGTA (справа)

Колеманит и фосфофиллит, как и другие коллекционные камни, редко подвергаются огранке из-за их низкой твердости (4,5 и 3–3,5 соответственно) и проблем с долговечностью. Как коллекционные камни, они занимают уникальное положение в индустрии драгоценных камней и ювелирных изделий и ценятся чаще как расширение частных коллекций. В последние годы благодаря небольшой удаче и большому таланту, коллекционные камни все чаще встречаются и в ювелирных изделиях.

Изготовленные на заказ ножи Лорена Фельдмана

Одним из самых интересных открытий в Тусоне был стенд Лорена Фельдмана (Feldman Custom Knives, Gold Canyon, Аризона). Его ножи — произведения искусства, сделанные из самых редких материалов на Земле и других планетах. Посещение стенда Фельдмана — увлекательная прогулка по истории, настоящие геологические сокровища, такие как кости тираннозавра, бивни шерстистого мамонта и метеориты, упавшие на Землю миллионы лет назад.

Примечательно, что Фельдман занимается изготовлением ножей всего семь лет. Обретение этой профессии он считает своей самой большой удачей. Он с детства собирал камни и минералы. Его энтузиазм произвел впечатление на производителя нестандартных ножей Роберта Стрэттона на выставке в Тусоне. После четвертого посещения стенда Стрэттон великодушно предложил научить Фельдмана всему, что он знал в этом ремесле. В конце обучения он выделил часть своего стенда, чтобы помочь Фельдману начать свой бизнес. Фельдман сказал, что после ученичества «мне потребовалось около двух лет полной занятости, чтобы я посчитал свою работу удовлетворительной и потребовалось около трех лет, чтобы оплатить все мои счета. И вот теперь, семь лет спустя, я полностью счастлив, так как это самая лучшая профессия, которую я когда-либо знал».

Рукояти ножей Фельдман делает из минералов, драгоценных камней и окаменелых костей динозавров. Один из его фаворитов — нож, сделанный из костей девяти разных динозавров. Он объяснил, что только 1/20 от 1% всех костей динозавров превращается в драгоценный камень, назвав это чудом природы, поскольку такое создается только в очень специфических условиях. Во время этого процесса кость динозавра претерпевает трансформацию, в результате которой образуется красивый рисунок текстуры и цвета (рис. 7). Из всех материалов, которые он использует, больше всего ему нравится драгоценная кость динозавра, потому что ее очень мало и она очень востребована. Фельдман также изготавливает ручки из редких драгоценных камней и минералов со всего мира, таких как чароит из Сибири, аммолит из Альберты, зеленый нефрит из Британской Колумбии, черный нефрит из Западной Австралии, дюмортьерит из Мозамбика, лазурит из Афганистана, лабрадор из Мадагаскара и агат из Северной Мексики.

Рис. 7. Лорен Фельдман держит в руках кусок кости динозавра, демонстрируя разнообразие цветов и текстур, которые он может выбрать для своих ножей

Не менее впечатляющими являются лезвия Фельдмана, изготовленные из высококачественной американской дамасской стали одного из трех типов: углеродистая, нержавеющая сталь или мозаика. Фельдман также изготавливает лезвия из железных метеоритов, упавших на землю миллионы лет назад (рис. 8). Фельдман отметил, что хотя метеорит очень редкий и дорогой материал, но его использовали для изготовления ножей еще в древнем мире, в частности, одно лезвие из метеорита было найдено в гробнице Тутанхамона.

Рис. 8. Готовый шестидюймовый нож с лезвием из метеорита и рукоятью из кости динозавра

Часть материалов Фельдман покупает, но некоторые находит сам. Каждое лето он посещает ранчо своего друга в Монтане, чтобы покопаться в земле и найти кость динозавра. Недавно он откопал столько костей тираннозавра, что этого хватило для целого ножа. Фельдман говорит, что он никогда не видел, чтобы какой-то другой производитель ножей использовал бы для рукояти кость тираннозавра.

Каждый нож поставляется с ножнами из кожи премиум-класса или какой-то экзотической кожи: аллигатора, змеи или слона. Но «все это получено законным путем», — заметил Фельдман. Около половины клиентов Фельдмана также покупают подставки, изготовленные из тех же редких материалов, что и рукоять ножа.

Пандемия только увеличила спрос на его творения. Его клиентура: коллекционеры, инвесторы, владельцы ранчо, охотники и кулинары, занимала его последние два года. Они полагали, что хорошо бы побаловать себя, они и так два года были лишены так многого.

Успех Black Opal Direct в социальных сетях

На выставке GJX Джастин Томас (Новый Южный Уэльс, Австралия) рассказал нам об успехе Black Opal Direct в социальных сетях во время пандемии, его усилиях по распространению знаний об опале и о черном опале с особой историей. Компания Black Opal Direct, основанная в 1961 году отцом Томаса, Юргеном, принадлежит и управляется Томасом и его женой Рут и специализируется на черном опале из Лайтнинг-Ридж.

Томас сказал, что большинство их клиентов приходят с YouTube и Instagram. За последние три года количество их подписчиков на YouTube увеличилось с 30 000 до 170 000. Он сказал, что просмотры колеблются между 500 000 и 3 миллионами в месяц, в среднем около миллиона. Это привело к утроению продаж за последние два года, хотя сейчас их бизнес вернулся в обычное русло. «Это был забег мечты, — сказал Томас. «Полагаю, эти дни прошли». Он признал, что им очень повезло в то время, когда многие предприятия по всему миру потерпели крах из-за пандемии. По его словам, без YouTube они выдержали бы последние два года, но не так удачно.

Black Opal Direct начал продавать на eBay более десяти лет назад. Они определили, что миллион человек в месяц искали в Интернете слово «опал». Через несколько месяцев продажи камней на eBay стали достаточно высокими. Затем они создали свой веб-сайт и привели на него своих клиентов eBay. Примерно в то же время, что и магазин eBay, Томас создал канал на YouTube, но всего три года назад он стал чаще публиковать видео.

«По мере того, как канал рос, он начал превращаться в более развлекательные видео, показывая не только, как весело резать опал, но и также забавную сторону моей личности», — сказал он. «Я думаю, что в социальных сетях вы должны показать намного больше. Кроме того, не помешает выказать чуть больше слабости и чувствительности. Если вы сможете затронуть сердца людей, они будут доверять вам намного больше и с большей вероятностью будут покупать у вас».

Томас считает, что его видео помогают всей индустрии, потому что он не стимулирует продажи. «Я даже не часто даю ссылку на свой сайт», — сказал он. «Все дело в любви к опалу, в том, как его резать, как его добывать. Это также помогает миру понять опал». По словам Томаса, индустрия опалов очень скрытна, и он, вероятно, первый человек, который так открыто делится в социальных сетях способами резки опала. Он сказал, что многие поблагодарили его на выставке, сказав, что научились резать опал из его видеороликов, а некоторые даже бросили свою основную работу, чтобы заняться опаловым бизнесом. «Я думаю, что это здорово — иметь возможность поделиться таким богатством», — сказал он.

Томас научился обрабатывать опал у своего отца, который переехал в Австралию из Восточной Германии в 60-х годах и начал добычу в Лайтнинг-Ридж. Среди инструментов Юргена Томаса были кирка, лопата и свеча. Когда он начал резать, он использовал ручную швейную машину Зингер, которую он переоборудовал, добавив корундовый шлифовальный круг. «Он скончался, и все эти знания теперь только со мной», — сказал Джастин Томас. По его словам, несмотря на положительный отклик тех, кто учится на его видео, многие резчики недовольны тем, что он выдает ценные секреты. «Это знание — если оно ушло с моим отцом, уйдет со мной, а мой сын никогда не подхватит его, то оно будет потрачено впустую», — сказал он. — «Зачем же так?»

Томас делает упор на качество подписчиков в социальных сетях, а не на их количество. «Даже если у вас есть сотня подписчиков, это может быть сотня настоящих подписчиков, потому что вы им искренне нравитесь», — сказал он. «Скажем, до пяти процентов этих людей могут купить. Отсюда ты и растешь». Когда Томас вырезает на камеру очень ценный опал из добытого необработанного камня, он часто танцует. «Зрителям это нравится», — сказал он. «Перед просмотром видео всегда есть комментарий: Надеюсь, и на этот раз он потанцует!» Он также тестировал Tik-Tok. «Я всегда шучу, чтобы они видели, что я живой человек, я личность, и я могу выставить себя идиотом. Я подумал, что TikTok мог бы стать для меня хорошей площадкой, чтобы сосредоточиться на этих местах из моих видео. У меня быстро появилось много последователей, которые хотят видеть, как я танцую».

Некоторые конкуренты пытались копировать его — безуспешно, по словам Томаса, потому что «их сердце не лежит к этому». Некоторые также критикуют его стиль. «Мне часто говорят: «Ты идиот», или «Ты клоун», или «Почему ты танцуешь?» Как с гуся вода. Я стараюсь сосредоточиться на тех людях, которые меня любят». После многих лет работы на дому Томасы недавно приобрели склад и переоборудовали его под мастерскую. Томас сказал, что их подписчикам нравится наблюдать за ростом малого бизнеса. «Я так сильно люблю эту индустрию, и я так люблю то, чем занимаюсь, что у меня вошло в привычку отдавать все больше и больше моим подписчикам и моим последователям, переходя на следующий уровень. Так что следите за этим пространством».

Томас показал нам черный опал весом 10,65 карата (рис. 9), который он назвал «совершенным черным опалом». Его яркие цвета, узоры и сильная игра цвета делают его необычным. Один из друзей его отца, который работал вместе с ним в Лайтнинг-Ридж в 60-х, принес его Томасу два года назад, обнаружив его почти прямо под навесом, в котором тогда жил его отец.

Рис. 9. Черный опал весом 10,65 карата, найденный в Лайтнинг-Ридже одним из друзей Юргена Томаса, почти прямо под тем местом, где Юрген жил почти 60 лет назад. Снято при рассеянном (слева) и прямом (справа) освещении.

Впечатляющий желтый сапфир из Шри-Ланки

Возвращение выставки в Тусоне означало возможность увидеть последние находки и разработки семьи Крайс — потрясающий желтый сапфир из Шри-Ланки. Как сообщала G&G в предыдущих отчетах Tucson за 2014, 2015 и 2017 годы, отец Стефан покупает алмазы, мать Соня занимается дизайном ювелирных изделий, а Александр обрабатывает драгоценные камни для семейного бизнеса (Kreis Jewellery GmbH, Нидервёрресбах, Германия). Поиск необработанного сапфира в Шри-Ланке потребовал не только системного планирования с опорой на ранее установленную семейную сеть и на слухи о возможных источниках, но и удачи. В ходе двух успешных рейсов в 2020 и 2021 годах было добыто пять исключительно крупных необработанных камней из пяти разных месторождений в районе Ратнапура, Шри-Ланка (рис. 10).

Рис. 10. Необработанный желтый сапфир весом 160 карат был найден в месторождении недалеко от Ратнапуры, Шри-Ланка

Вернувшись в Германию, Александр огранил пять камней, а Соня разработала изысканный браслет (рис. 11 и 12), который дополнил набор украшений частного коллекционера. (Ранее разработанные ею изделия включали подвес, брошь, кольцо, колье и серьги.) Семья стремилась создать гармонию между драгоценными камнями и используемыми материалами, концентрируясь на золотых тонах, которые не затмевали бы сапфиры. Александр выбрал традиционную огранку внешней формы, но огранил заднюю часть так, чтобы обеспечить наибольшее перекрестное отражение, которое появляется на боковой стороне браслета как у бриллианта. Креативное сочетание огранки и дизайна идеально улавливает солнечный свет, создавая великолепные отражения. Браслет представляет собой поистине захватывающее зрелище Общий вес изделия - 168,27 карата (вес сапфиров: 50,33, 32,80, 33,70, 23,98 и 27,46 карата).

Рис. 11. Желтые сапфиры, ограненные Александром Крайсом, были установлены в браслете, разработанном Соней Крайс
Рис. 12. Потрясающий готовый браслет украшен пятью желтыми сапфирами из Шри-Ланки общим весом 168,27 карата

Серые «сестры шпинели»

На выставке AGTA компания 100% Natural Ltd. (Нью-Йорк) заняла центральное место, представив несколько чрезвычайно крупных и редких натуральных, без всякой обработки, драгоценных камней. Два камня, которые привлекли внимание авторов, это пара исключительных ограненных серых шпинелей, практически без заметных в лупу дефектов, весом 69,96 карата (рис. 13) и 11,78 карата (рис. 14). В последние несколько лет наблюдается рост спроса на серую шпинель. В этом году предложение оставалось относительно стабильным, но более крупные и качественные камни по-прежнему встречаются довольно редко.

Рис. 13. Старинная серая шпинель огранки «кушон» Дэвида Насси весом 69,96 карата, чистая под лупу. Серая шпинель такого размера, качества и цвета, ценящаяся в торговле за металлический блеск, встречается крайне редко

Обе серые шпинели были вырезаны из одного и того же камня весом чуть более 220 карат, добытого в Мьянме. Хотя Мьянма славится своими рубинами, она также производит столь же прекрасную красную и розовую шпинель, а также шпинель других цветов, включая серый.

Рис. 14. Самая лучшая серая шпинель имеет чистый нейтральный серый цвет без синего или фиолетового вторичного оттенка, примером чего является старинная грушевидная шпинель весом 11,78 карата, мастерски ограненная Дэвидом Насси

Мастер-огранщик и обладатель премии AGTA Spectrum Award Дэвид Насси из 100% Natural Ltd. объяснил, что серая шпинель может казаться безжизненной и слишком темной, если ее плохо огранить. Его решение создать двух «сестер-шпинелей» из одного и того же необработанного камня было вызвано трещиной, проходящей через большой кусок исходного камня (рис. 15). Камень весом 11,78 карата представлял собой большую проблему, так как форма необработанного куска, выпиленного из более крупного камня, была немного плоской и асимметричной.

Рис. 15. Крупная необработанная серая шпинель до (слева) и после распиловки из-за трещины в необработанной части (справа). Не изображен дополнительный небольшой отколотый кусок весом 3,32 карата, оставляющий открытой возможность появления в будущем третьей сестры-шпинели

Насси и авторы согласны с тем, что серая шпинель некоторое время была недооцененным сокровищем в торговле. Её присутствие на выставке AGTA дает нам надежду на то, что серая шпинель набирает заслуженную популярность.

Майкл Трауриг: Битва торговца опалом с COVID-19

На выставке AGTA Майкл Трауриг (Jayson Traurig Bros., Австралия — Феникс, Аризона, и Сидней, Австралия) рассказал нам о своей госпитализации из-за COVID-19 в Фениксе, начавшейся в июне 2020 года. «Я отключился, — сказал он. Сердце, легкие, почки – все отказало. Я был на диализе. Я был на респираторе. Я заболел диабетом». Врачи подключили его к аппарату жизнеобеспечения, который действует как сердце и легкие вне тела. Он сказал, что до этого момента лишь немногие люди в мире с COVID-19 пережили эту процедуру. Его несколько раз снимали и снова помещали в аппарат, и его посещали лучшие врачи Феникса. «Медсестры отделения интенсивной терапии называли меня чудом, но по сути, считали, что вы уже не жилец », — сказал он. Через 30 дней его отправили в реабилитационный центр, чтобы освободить больничную койку. «Меня пришлось еще раз реанимировать в реабилитационном центре, но все же им удалось вытащить меня», — сказал он. «Через несколько дней все снова заработало». Сегодня он больше не диабетик.

Во второй больнице персонал услышал его историю. «Главная медсестра операционной посмотрела на меня и сказала: «Да ты просто счастливчик!». Я был надеждой медперсонала, потому что никто другой не пережил этого». Через два месяца Трауриг отправился домой. Он потерял 70 фунтов. «Я не мог встать, — сказал он. «Я был как желе. Пришлось научиться ходить. Так у меня появилась собака. И она выгуливала меня по два раза каждый день».

«Я думаю, что стоит поделиться моей историей, если это поможет убедить хотя бы одного человека надеть маску», — сказал он.

В феврале 2020 года, еще до заражения COVID-19, Трауриг провел серию успешных сделок в Тусоне. Но через месяц 85% продаж не были оплачены, и эти сделки пришлось отменить. «Так как все предприятия закрылись», — сказал он. Он потратил большую часть своих средств на покупку сырья, но его бизнес изменился за последние годы из-за изменений в отрасли и в компании. «В итоге я почти разорился», — сказал он.

После госпитализации люди начали звонить ему и узнавать, что произошло. «Время от времени они что-то подбрасывали мне», — сказал он. «Они были так добры! И я начал заниматься бизнесом». Когда он сделал свою первую за несколько месяцев покупку большой партии опалов у поставщика из Австралии, ему позволили расплатиться в рассрочку. «Обычно при покупке опалов никогда не дают кредита». Они даже прислали ему больше незадолго до выставки этого года. Он арендовал стенд на ярмарке, но пока еще не смог закупить столько камней, чтобы заработать себе на жизнь. «Но все в порядке», — сказал он. — «Зато я понял, что такое настоящие друзья!»

Отец Траурига, Джон, и дядя Том начали работать в бизнесе по добыче опалов в 1969 году. Jayson Traurig Bros были единственным неамериканским членом, когда AGTA была основана в 1981 году. В 1988 году один из их болдер опалов, который позже был продан, появился на обложке летнего номера G&G (рис. 16).

Рис. 16. Обложка летнего номера журнала G&G за 1988 год с изображением 26-каратного болдер опала «Джейсон», который с тех пор был продан.

Трауриг и его отец оба дальтоники на красно-зеленый цвет. Он сказал, что они оба научились компенсировать это. Во время обучении в GIA по идентификации драгоценных камней в 70-х годах Джону было разрешено спросить, какого цвета камень, потому что он не мог определить изменение цвета александрита. «Я помню, как он возвращался домой и смеялся, — сказал Трауриг.

Трауриг рассказал о том, как изменился его бизнес и весь опаловый бизнес за последние 20 лет. К отрасли присоединилось больше дилеров, а старые шахты закрылись. Сегодня горнодобывающих концернов гораздо меньше. В 80-х и 90-х у них было три человека, которые работали на стенде, а еще несколько людей крутились рядом в надежде перехватить избыточный спрос. Мы были на гребне волны. Сейчас это не так. Но все в порядке - я жив, я здесь и я могу ходить», — сказал он. «Люди здесь чудесные и доброжелательные».

Разговор с True Blue Opals and Gems

На выставке AGTA мы поговорили с Натассой Патель, которая вместе со своей матерью Сальмой владеет и управляет True Blue Opals and Gems (Тусон и Голд-Кост, Квинсленд, Австралия). Хотя они обычно специализируются на черном опале из Лайтнинг-Ридж (рис. 17), закрытие государственных границ Австралии во время пандемии не позволило им добраться туда. Отмененные торговые выставки и невозможность встретиться с клиентами лицом к лицу также ограничили бизнес, но их онлайн-продажи выросли, и они начали закупать камень с опаловых месторождений Йовы и Коройта в Квинсленде. Большинство камней на стенде представляли собой болдер опалы Йовы и Коройта, и только в одной из витрин были черные опалы.

Рис. 17. Черный опал весом 13,12 карата из Лайтнинг-Ридж, 19,7 × 14,4 × 7 мм

«Обстоятельства заставили нас специализироваться на опалах из Йовы и Коройта», — сказала Натасса. «Я думаю, моя мама научила меня пользоваться любой возможностью. Мы могли просто оставить их дома, потому что все гоняются за черным опалом, но мы этого не сделали. Мы верим в него».

По словам Натассы, покупателям больше не нужны «типичные» камни, а опал «очень нестандартный». Она сказала, что болдер опал (рис. 18 и 19) «похож на букет цветов» с его огромным разнообразием цветов и узоров. «Я думаю, что на таких уникальных камнях наше воображение разыгрывается, пытаясь увидеть пейзажи, лица и картины, которые так часто встречаются в узорах болдер опалов».

Рис. 18. Болдер опал из Йовы или «орех Йова» весом 312,6 карата и размерами 74,6 × 67,3 × 22,6 мм (деталь справа)

Натасса сказала, что, несмотря на распространенное мнение о том, что путь к успеху — предвидеть покупательский спрос, для нее и ее матери важно «оставаться верными себе и продавать то, что нам нравится». Она добавила, что если вы сосредоточитесь на убеждении людей, делясь знаниями, а не тенденциями, вы сами сможете создать тенденцию. «Мне нравится прокладывать дорогу. Я не люблю следовать за кем-то: я хочу идти первой».

Рис. 19. Болдер опалы: «Радужные джунгли» (слева), 73,53 карата, 52 × 25 × 7 мм, и «Красный фонарь» (справа), 188 карат, 54,8 × 41,4 × 22,0 мм

Когда True Blue начали выставляться в Тусоне в начале 2000-х, им часто приходилось информировать клиентов о черном опале. Натасса подсчитала, что количество дилеров опалов на выставках в Тусоне с тех пор увеличилось раз в 10, что повысило понимание покупателями этого драгоценного камня. Болдер опал стал более популярным, но им все еще нужно знакомить людей с болдер опалом из Йовы и Коройта. «Независимо от того, продаем мы один камень или сто камней, для меня цель должна оставаться неизменной — внести что-то новое, обучить людей. Какой смысл все это делать, если люди до сих пор неправильно понимают опал или не видят в нем ценности?»

Натасса отметила, что хотя многие дизайнеры сейчас используют опал, покупатели все еще не согласны с ценой. Она объясняет это недостаточным пониманием добычи опала: стоимость опала трудно стандартизировать, потому что при его добыче слишком много переменных. «Если вы нашли одну жилу за пять лет и потратили полмиллиона долларов на добычу, то этот пакет стоит полмиллиона с лишним», — сказала она. «А иногда бывает засуха — нет воды, чтобы смыть грязь и посмотреть, есть ли следы опала».

Натасса и Сальма пытаются найти ниши на местном рынке, например, в торговле опаловыми бусами (рис. 20), которые они начали продавать в конце 2000-х годов. Бусины используют драгоценную часть опала, а также матрицу, подложку камня. «Настоящая темная подложка — угольно-черная», — сказала Натасса. «Если вы можете носить нить из черной шпинели, вы можете носить нить из цветного опала».

Рис. 20. Ограненные бусины из черного опала Лайтнинг-Ридж общим весом 45,15 карата. Размер каждой бусины 4 × 4 × 3 мм

В прошлом году True Blue отпраздновали свое 20-летие, но страсть Сальмы к опалу уходит своими корнями в далекое прошлое. После того, как Пателы переехали из Вануату на Золотой Берег в 1988 году, Сальма могла свободно бродить по магазинам, пока Натасса и ее братья и сестры были в школе. Она увлеклась черными опалами, которые так отличались от знакомого золота и бриллиантов. Узнав, что они из Лайтнинг-Риджа, она поехала туда с другом, торговцем опалом, в начале 1990-х годов. В 1995 году Сальма купила небольшой магазин на Золотом Берегу, первоначально ориентируясь на небольшие партии. Натасса вначале не разделяла интересы матери, только помогала ей в свободное время, но затем по-настоящему увлеклась и даже получила диплом аккредитованного геммолога в Азиатском институте геммологических наук (AIGS) в Бангкоке. Она надеется, что кто-то в семье возьмет на себя управление True Blue, когда она и ее мать больше не смогут этого делать.

Пателы решили, что когда они вернутся в Австралию, то разделят свои запасы поровну между черным и болдер опалом. «Черный цвет всегда будет королем всех опалов», — сказала Натасса. «Это наш любимый камень. Мы выросли на черном опале, поэтому ничего не можем с собой поделать».

Обновление от Вашингтон Джейд

На выставке AGTA Род и Натаниэль Кук из Washington Jade (Эдмондс, Вашингтон) рассказали нам о том, что сейчас они все больше внимания уделяют голубому нефриту с эффектом кошачьего глаза и голубовато-зеленому нефриту (рис. 21). Первоначально они намеревались сконцентрироваться на рынке ювелирных изделий среднего уровня, но обычный нефрит был недостаточно ценен, чтобы его можно было продавать с хорошей прибылью. Года два назад они увидели, что наибольшее внимание привлекли два небольших кусочка нефрита с эффектом кошачьего глаза. В этом году из необработанного сырья они вырезали 100 таких камней.

Рис. 21. Кольцо с переливающимся голубовато-зеленым нефритом: кабошон-маркиза 3,14 карата (10,92 × 7,65 мм), бриллианты круглой огранки 0,1 карата и 14К желтое золото

«Нам нужно было найти что-то уникальное, материал достаточно высокого качества, обладающий широкой рыночную привлекательностью», — сказал Натаниэль. «Кажется, людям действительно нравятся не обязательно очень четкие глаза, но и более размытые очертания, которые растушеваны по всему камню. Такие камни очень харизматичны и довольно дерзки».

Род сказал, что они находят лучший материал каждый год, что убеждает их в правильности выбранной линии «У нас появляется довольно хороший спрос на алмазы. Частично потому, что поставки сократились во всем мире. До нас доходят слухи, что Сибирь не добывает так, как раньше, так как на поверхности уже все выбрано, а зарываться в землю пока нет возможности».

Натаниэль занимается огранкой необработанных материалов с 2019 года. По его словам, правильно сориентировать его для резки может быть и сложно, но понимание того, как он формируется, подсказывает ему как это сделать. Сначала он находит линию между двумя темными сторонами нефрита (направления движения глаза вперед и назад), которую он называет «осью переливчатости». Затем он начинает откалывать камень параллельно этой оси. Чтобы вырезать кабошоны, он обращает внимание на направление кошачьего глаза и вырезает калиброванные размеры и формы либо параллельно, либо перпендикулярно этому выравниванию.

Натаниэль объяснил, что такой нефрит требует несколько иных инструментов, чем большинство гранильных инструментов из-за своей переменной твердости: Концы оси кошачьего глаза очень твердые, но вокруг нее намного мягче. После некоторых проб и ошибок он начал использовать надувные шлифовальные барабаны для большей части процесса формообразования, потому что они мягче.

Обработка материала также дает информацию о том, как собирать его с помощью методов с низким уровнем воздействия. «Натаниэль интегрируется на всем пути от сбора камня до готовых изделий», — сказал Род. «С этой информацией мы можем пойти и выборочно собрать урожай. Это как неинвазивная хирургия. Так мы можем найти самые интересные экземпляры».

По словам Рода, многие резчики привыкли к таким материалам, как кварц, который очень тверд и однороден во всех направлениях. Он сказал, что изучение рынка переливающегося нефрита займет несколько лет. «Мы поняли, что в этой отрасли нельзя просто вкладывать деньги и ждать успеха. Нужно прислушиваться к пожеланиям клиентов».

Род показал нам необработанный камень с поразительным полосатым переливчатым узором, который напоминает самый редкий и самый ценный новозеландский нефрит. Новозеландский материал имеет культурное значение и часто называется нефритом pīpīwharauroa, потому что его узор напоминает перья на груди птицы pīpīwharauroa (сияющая бронзовая кукушка). Заявлено много материала, но большая его часть еще не обработана. Пока что большая часть того, что они обнаружили, нестабильна из-за трещин, но они изучают возможность стабилизации и все еще могут найти большие количества стабильного материала. Род рассчитывает, что на выставке в следующем году их будет больше.

[Примечание редактора: термин «нефрит кошачий глаз» является торговым термином и неправильным употреблением. Хотя этот материал относится к группе минералов, составляющих нефритовый жад, нефрит характеризуется своей волокнистой, переплетающейся войлочной структурой, которая придает ему прочность, столь важную для нефрита. Материал «кошачий глаз» состоит из параллельных волокон, поэтому у него есть глаз. Однако эта структура не обладает необходимой для нефрита прочностью. Лаборатория GIA назвала бы этот материал «актинолитом кошачьего глаза».]

Многоликий вейвеллит

Известный коллекционный минерал вейвеллит (Al3(PO4)2(OH)3•5H2O) назван в честь его первооткрывателя, британского хирурга доктора Уильяма Уэйвелла. Образцы минералов вейвеллита, представленные на рынке, часто встречаются в виде гроздеобразных агрегатов. Скопления кристаллов обычно имеют сферическую форму. Когда сферы расколоты, на поперечных сечениях видны характерные расходящиеся лучи, образованные кристаллами игольчатой формы (рис. 22).

Рис. 22. Этот образец вейвеллита в матрице показывает характерную радиальную текстуру минерала.

Вейвеллит не является драгоценным материалом, известным своим блеском или захватывающими дух цветами, но его уникальный внешний вид вызывает любопытство и креативность. На выставке AGTA Джеймс Карпентер из Unconventional Lapidarist (Хот-Спрингс, Арканзас) показал авторам различные кабошоны и пластины вейвеллита и поделился тем, как он стабилизирует материал для использования в ювелирных изделиях.

Весь вейвеллит, поставляемый Unconventional Lapidarist, поступает из Арканзаса, одного из известных источников этого драгоценного камня. При использовании в ювелирных изделиях вейвеллит должен быть стабилизирован (рис. 23), чтобы изделие стало прочным. Это связано как с относительно низкой твердостью материала (3,5–4), так и с его залеганием во вмещающей породе. Арканзасский вейвеллит образовался в жилах, цементирующих брекчиевидный песчаник/ кремнистый роговик. Поэтому большинство образцов вейвеллитов представляют собой очень тонкие пластинки или небольшие сферические тела.

Рис. 23. Слева направо: необработанный вейвеллит, стабилизированный необработанный материал, стабилизированный необработанный материала с обрезанной пустой породой и два куска полированного стабилизированного вейвеллитового кабошона (89 и 405 карат соответственно)

Карпентер отметил, что 99% продукции нуждается в стабилизации, чтобы материалы выдерживали дальнейшую обработку.

Он разработал свою собственную смолу для процесса стабилизации вейвеллита. Эта смола гидрофобна, то есть водостойка, экологически и биологически безопасна. Материал пропитывается смолой в вакууме под очень высоким давлением, а затем отверждается и нарезается. Нарезка помогает выявить, где вейвеллит залегает во вмещающей породе. Вмещающая порода, не содержащая вейвеллита, обрезается перед дальнейшей полировкой. Иногда необходима повторная стабилизация, особенно при изготовлении кабошонов, чтобы гарантировать долговечность готового изделия в украшениях. Выход этого процесса составляет всего около 15%, а отходов при этом 85%.

Рис. 24. Кабошон вейвеллита высокого качества. Некоторые из сфер были разрезаны, чтобы показать лучистую структуру, в то время как другие остались нетронутыми. Кабошон, обернутый позолоченной проволокой, весит 150 карат, а сверху закреплен синий апатит.

Затем стабилизированный вейвеллит можно отполировать до кабошонов (рис. 24) и вставить в ювелирные изделия, при этом высококачественный материал демонстрирует привлекательную гроздевидную структуру закругленных сегментов и/или лучистые узоры красивых цветов. Пластину также можно использовать без особой полировки (рис. 25, слева). Последний вариант идеально подходит для камней с гроздевидным строением. Если такой кабошон повернуть на бок, на некоторых из разрезанных сфер отчетливо просматривается расходящийся узор, добавляющий привлекательности ювелирному изделию (рис. 25, справа). Вейвеллит можно коллекционировать как образцы минералов, а можно использовать в качестве декоративного или ювелирного материала.

Рис. 25. Слева: кусок вейвеллитовой пластины сохранил первоначальный вид камня с характерной гроздеевидностью. Справа: вид сбоку показывает расходящиеся лучи на поперечных сечениях разрезанных сфер

Огранка и резка

Стивен М. Эйвери: Празднование полувека в огранке драгоценных камней

Приближаясь к своему 50-летнему юбилею в бизнесе, Стивен М. Эйвери (Лейквуд, Колорадо) размышлял о своем пути к вершинам мастерства в дизайне по огранке драгоценных камней. Он вспоминал свои фирменные огранки и наборы драгоценных камней, давая советы начинающим огранщикам. Начав свою карьеру в возрасте 17 лет, Эйвери накопил значительный опыт в огранке. Но и сейчас мэтр продолжает творить и находить новые дерзкие формы.

Эйвери не был рожден для бизнеса и начал свою карьеру, поступив в Американскую школу огранки алмазов. Он учился основам огранки алмазов у знаменитого огранщика Леонарда Люделя. Несколько лет спустя он начал работать в компании Stradley Lapidary в Колорадо, где импульсивно перешел от бриллиантов к цветным камням. Он описывает это как момент озарения, поскольку ему наскучило отсутствие творчества в огранке стандартных круглых бриллиантов. Эйвери отметил, что в начале своей карьеры в конце 1970-х годов он «привносил нечто новое в бизнес цветных камней: качество огранки бриллиантов – в цветные драгоценные камни».

Эйвери начал создавать наборы драгоценных камней сложной огранки, идеально подходящих друг к другу (рис. 26), около 40 лет назад. Началось экспериментально и быстро приобрело популярность. Чтобы создать такой набор, нужно много времени для поиска нужных, подходящих друг к другу камней, но терпение окупается. Он объяснил, что некоторые цвета будут негативно влиять на другие цвета, а некоторые цвета в паре будут считаться нейтральными. Самый приятный результат получается, когда все используемые драгоценные камни вместе выглядят лучше, чем по отдельности.

Рис. 26. С такими названиями, как «Пылающая комета» и «Это цойзитовая вечеринка», наборы драгоценных камней Эйвери десятилетиями очаровывали. Этот набор из трех предметов состоит из золотого турмалина весом 6,22 карата и двух аквамаринов общим весом 5,14 карата

На протяжении всей своей карьеры Эйвери создал множество фирменных огранок. Его самой первой фирменной огранкой был триллиант португальской огранки, на разработку которой ушло три года. Еще одной ранней характерной огранкой была огранка Triopp (рис. 27), треугольная огранка, рожденная возмущением, когда на идеальной заготовке для триллиона обнаружилось вкрапление в углу. Он отшлифовал его и открыл совершенно новую концепцию огранки. Затем он приступил к созданию огранки OVOB, овальной огранки с противостоящими полосами, а совсем недавно — Diamondback, воссозданная огранка в шахматном порядке, подходящая для удлиненных необработанных кусочков драгоценного камня (рис. 28).

Рис. 27. Когда мастерство сочетается с экспериментированием, рождается что-то столь же блестящее, как фирменная огранка Эйвери Triopp. Этот потрясающий образец хромированного турмалина весом 9,79 карата и размером 14,5 мм
Рисунок 28. Огранка Эйвери Diamondback подходит для камней длиной более 50 мм. Этот турмалин весом 73,22 карата имеет размеры 11,1 × 79,3 мм

Его исключительное внимание к деталям и понимание цвета и света позволяют Эйвери создавать отмеченные наградами, единственные в своем роде граненные драгоценные камни. Большинство его произведений требуют от дизайнеров создания особых способов закрепки. Он поддерживает отношения с несколькими искусными ювелирными дизайнерами, которые позволяют ему поделиться своим видением изделия, а затем подстроиться под его камни. Его талант в сочетании с талантом этих дизайнеров принес ему множество титулов «Лучшее из» на AGTA Spectrum Awards. Эйвери огранил пару одинаковых афганских индиколитовых турмалинов, занявших первое место на конкурсе AGTA Cutting Edge Awards 2018 в номинациях «Пары и комплекты». В следующем году те же самые турмалины снова получили награду Spectrum Awards в серьгах, созданных Адамом Нили (рис. 29).

Рис. 29. Серьги, отмеченные наградой AGTA Spectrum Award 2019, разработанные Адамом Нили, с парой индиколитовых турмалинов, ограненных Стивеном Эйвери, общим весом 41,45 карата. Другие камни — гранаты-цавориты (всего 3,34 карата) и бриллианты (всего 2,42 карата) в пурпурном титане, 14-каратном белом и зеленом золоте

Эйвери поделился своим советом для начинающих огранщиков драгоценных камней: «Изучите все техники, а затем бросайте вызов правилам. Если вы хотите что-то сделать, но у вас нет методики, вам придется ее изобрести. И это нормально — это просто еще не сделано, потому что ТЫ этого еще не сделал».

Череп, вырезанный из метеорита

На выставке AGTA компания Nature’s Geometry (Тусон) представила вырезанный из метеорита череп в натуральную величину (рис. 30). Череп «Гайя» был результатом сотрудничества Ли Дауни из Artifactual Studios (Тусон и Бали, Индонезия) и балийской художницы Иды Багус Алит. Он был вырезан из двух кусков железного метеорита Гибеон, который приземлился в доисторические времена после того, как разлетелся на куски при прохождении через атмосферу. Его фрагменты разбросаны по большой территории Намибии. На основании радиометрического датирования возраст метеорита оценивается примерно в четыре миллиарда лет. Задолго до того, как жители Запада задокументировали его в начале 1800-х годов, люди народа Нама использовали его части в качестве оружия и инструментов.

Рис. 30. Череп, вырезанный из метеорита Гибеон, упавшего в Намибии в доисторические времена. Коричневая линия – включение тридимита. Представлен Nature’s Geometry на выставке AGTA 2022 в Тусоне

Дауни и Алит работали над резьбой с марта 2015 года по январь 2020 года в мастерской, которую Дауни делит с Рату Педанда Мануаба, верховным жрецом Бали. В балийской культуре метеориты считаются могущественными, а метеоритное железо используется для изготовления традиционных крисов (кинжалов) для церемониального использования. В состав метеорита Гибеон входит около 90% железа и 8% никеля с небольшими количествами кобальта и фосфора. Дауни сказал, что материал несколько мягкий и липкий. Важнейшими аспектами были сохранение пропорций и отслеживание потенциальных недостатков материала. «Могут появиться трещины и карманы странного космического мусора», — сказал он. «К счастью, Гайя была практически безупречна. Она была трудной, но благосклонной».

Работа выполнялась с помощью ножовок, стальных шлифовальных и карусельных станков. Потребовалась защитная одежда, потому что крошечные осколки, отрывающиеся от черепа, были «как маленькие лезвия бритвы, летающие вокруг». На основе моделей человеческого черепа из метеорита вырезали сферический кусок верхней части черепа и блок челюсти, он скреплен шарнирами и съемный. Из исходного куска примерно 159 фунтов (72 кг) был сформирован череп весом 39 фунтов (18 кг). После вырезания череп был полностью отполирован до хромового блеска.

Последним этапом было травление слабой кислотой, чтобы выявить тонкую октаэдритную структуру метеорита, видимую в узоре на поверхности черепа. Узор, известный как узор или структура Томсона, состоит из переплетенных полос камасита и тэнита (железо-никелевых сплавов) и развивается в течение миллионов лет очень медленного охлаждения. Он раскрывается только при резке, полировке и травлении.

Коричневая линия в верхней части черепа — это включение тридимита, полиморфной модификации кремнезема. Тридимит также встречается на Земле, Луне и Марсе, а также в образующих планеты дисках из пыли и газа вокруг звезд.

Дауни ранее описывал человеческий череп как «несомненно, вызывающий эмоции у всех нас. В нем есть весь страх смерти, напоминание о том, что ты еще жив, и возможность чего-то большего в запасе… там, в таинственном запредельном». «Сильная гравитация этого внеземного металла сама по себе является загадкой жизни», — сказал он. «Четыре миллиарда лет и более, долгий путь до Земли, редкая красота кристаллических узоров, которые могут образоваться только в космическом вакууме. Симметрия всей сказки находится за пределами человеческого понимания».

Мозаики из драгоценных камней

На выставке AGTA компания Rare Earth Mining Co. (Трамбулл, Коннектикут) предложила широкий спектр прекрасных, уникальных и необычных драгоценных камней. Среди опализованного дерева, камня Тиффани, окаменелого дерева и многих других камней была выставлена одна из самых обширных коллекций Стива Уолтерса (рис. 31).

Рис. 31. Подносы с уникальной резьбой по драгоценным камням Стива Уолтерса, представленные на выставке AGTA 2022 в Тусоне

Хотя сам Уолтерс не присутствовал на выставке в этом году, Rare Earth Mining Co. очень подробно рассказали нам о его работе. Мастер-резчик по драгоценным камням, специализирующийся на единственных в своем роде дизайнах драгоценных камней, Уолтерс в этом бизнесе более 50 лет. Он создает свою резьбу для ювелирных дизайнеров, чтобы помочь им создать уникальное изделие.

Дизайн Уолтерса представляет собой идеальное сочетание традиционных и экзотических драгоценных камней, искусно соединенных и обработанных для создания впечатляющей формы и цветовой гаммы. Все делается вручную. Чтобы соединять и инкрустировать различные драгоценные камни, Уолтерс использует титан.

Рис. 32. Слева: верхушка «пламя» из цитрина соединена с «основной частью» из хризопраза. Рядом с хризопразом находится часть, сделанная из черного халцедона, покрытая 24-каратным золотым листом и увенчанная горным хрусталем. Изделие дополнено аметрином произвольной формы. Справа: все изделия имеют перламутровую подложку с подписью Стива Уолтерса.

Среди большого разнообразия драгоценных камней Уолтерса, были оникс; хризоколла; турмалиновый и рутилированный кварц; аметист, цитрин и аметрин с яркими цветовыми зонами; горный хрусталь с ониксом и золотой фольгой; лазурит; различные агаты; австралийские и розовые опалы; и метеорит. Каждое украшение снабжено перламутровой подложкой с его подписью (рис. 32).

Ювелирный дизайн

Уникальные дизайны Золтана Дэвида

В 2022 году культовый ювелирный дизайнер Золтан Давид отпразднует 42 года своей профессиональной деятельности в отрасли. На выставке AGTA у нас была возможность поговорить с Дэвидом о его увлечениях, карьере и вдохновляющих ювелирных творениях.

Любопытство и стремление к творчеству привели Дэвида к карьере в области чеканки металла. Для Дэвида творчеству может способствовать глубокое понимание материалов и искусные приемы. Современные технологии позволяют дизайнеру эффективно создавать эскизы дизайна ювелирных изделий. Однако недостаток знаний о металлах — простых или драгоценных — ограничивает его исполнение, каким бы великолепным и креативным он ни был. Ювелирные украшения Дэвида отражают эту философию. Каждое из его творений представляет собой трехмерную «архитектуру», которую нужно рассматривать с разных сторон, чтобы в полной мере оценить ее красоту.

Подвес «Время» (рис. 33) — самая последняя разработка Дэвида, отмеченная наградами. В 2020 году эта модель заняла второе место в категории «Каждодневные украшения» на конкурсе AGTA Spectrum Awards. Центральный камень подвеса ─ цитрин фантазийной огранки весом 19,54 карата, окруженный восемью металлическими элементами, образующими два круга. Металлические элементы выполнены из переливающейся сине-фиолетовой стали со вставками из 24-каратного текстурированного желтого золота — фирменная запатентованная технология, изобретенная Дэвидом. Кроме того, все эти металлические элементы подвешены и хорошо соединены друг с другом. С помощью этого дизайна Дэвид хотел создать ощущение вращения: все элементы вращаются вокруг центра вселенной, пытаясь найти идеальный баланс.

Рис. 33. Экзотические металлы, такие как переливающаяся синяя и фиолетовая сталь в подвесе «Время», являются визитной карточкой Золтана Давида. Вставка из 24-каратного золота также является его отличительной чертой. Центральный камень ─ цитрин весом 19,54 карата

Более четырех десятилетий накопления знаний и практики превратили ювелирные изделия Дэвида в идеальное сочетание искусства обработки металла и архитектурного проектирования. Подвес «Зеркало-Зеркало» (рис. 34) представляет собой непрерывный поиск и усовершенствование техники мастера. Чтобы полностью понять это произведение, нужно провести ювелирную «анатомию». Начиная с центра кулона, удлиненный овальный розовый опал заключен в окружение из перламутра, который инкрустирован бисером из чистой платины. Перламутр окружен полированной хирургической сталью, на которую нанесена гравировка и она инкрустирована 24-каратным розовым золотом. Все эти элементы заключены в рамку из листьев зеленого золота. Если смотреть сбоку, через пространство между листами из зеленого золота видны бриллианты, вмонтированные в слой хирургической стали (рис. 34, справа).

Рис. 34. Подвес «Mirror Mirror» сочетает в себе несколько инновационных технологий и материалов. Изделие украшено платиновыми вставками в перламутре, окружающим центральный камень - розовый, полированной хирургической сталью в качестве основы (слева), венцом из листьев зеленого золота, обвивающим внешний край всего изделия, и бриллиантами. установлен в стальной основе (справа).

Хотя Дэвид известен своим мастерством работы по металлу, его также привлекают эффектные цветные камни. Кольцо «Полет рубина» (рис. 35) из коллекции Duchess украшено бирманским рубином весом 2,45 карата. Рубин удерживается зубцами из 18-каратного золота между двумя платиновыми крыльями, инкрустированными 24-каратным золотом. Гравированные и фигурные золотые вставки образуют узоры на обеих сторонах крыльев. Внутренние стенки крыльев украшены мелкими бриллиантами между золотыми вставками, а внешние стенки украшены мелкими рубинами вдоль линий инкрустаций. Более 300 мелких рубинов также украшают края крыльев. Хвостовик кольца состоит из трех элементов: полосы с мелкими бриллиантами, зажатой между нижней частью двух крыльев.

Рис. 35. Кольцо «Полет рубина» представляет собой выбор камня Золтаном Давидом и создание сложного ювелирного изделия

С самого начала Дэвид был страстным учеником и никогда не прекращал изучать профессию. Он участвует во всех аспектах своего бизнеса: проектирует, создает и продает каждое из своих творений. Как сказал Дэвид, он хотел бы продолжать идти по этому пути, постоянно превосходя себя.

Переосмысление старых техник: жемчуг маки-э

На выставке AGTA компания Eliko Pearl (Нью-Йорк) представила серию необычных культивированных жемчужин, многие из которых были обработаны для создания уникальных произведений искусства. Среди них наибольшее внимание привлек жемчуг маки-э.

Маки-э — это древняя японская техника нанесения лака, которая переводится как «разбрызгивание изображения» и, как говорят, возникла более 1200 лет назад. Тонкой кистью наносят рисунок лаком, который затем посыпают золотым порошком. После высыхания лака поверх рисунка снова наносят лак и отполировывают. На протяжении веков эта кропотливая техника использовалась для украшения экранов, инро (разновидность небольшого футляра, сумочки, который носят в традиционной японской культуре; рис. 36), японских шкатулок для писем и разных сосудов, и теперь она адаптирована для использования на жемчуге.

Рис. 36. Инро в Японии восемнадцатого века с золотым маки-э и инкрустацией из перламутра

Представитель Eliko Pearl объяснил, что каждая жемчужина украшена вручную с использованием сочетания лака уруси и покрытия из 24-каратного золотого порошка с инкрустацией из раковины морского ушка (рис. 37). Натуральный лак получают из сока дерева уруши, произрастающего в Японии, Китае, Вьетнаме и Юго-Восточной Азии. Сок можно собирать с одного дерева в течение 14–15 лет, и за этот период дерево дает только около 200 граммов материала. Сок также проходит длительный процесс обработки, прежде чем его можно будет использовать в качестве лака. После нанесения лак уруши должен застыть в среде с высокой влажностью (70–90%) в виде серии тонких слоев. Отнимающие много времени и трудоемкие процессы сбора, обработки и нанесения лака на жемчуг делает лак уруси дорогостоящим материалом, но готовая жемчужина маки-э становится ценным произведением искусства.

Рис. 37. Пара таитянских жемчужин, украшенных маки-э из 24-каратного золота c инкрустацией из морских ушек (слева). Одиночная таитянская жемчужина почти круглой формы, украшенная в той же технике цветочным мотивом (справа)

В декоре преобладает таитянский жемчуг, который встречается как в паре, так и в виде отдельных изделий. Цены варьируются от изделия к изделию в зависимости от детализации дизайна, размера и формы жемчужины, причем самая дорогая форма — круглая (рис. 38).

Рис. 38. Подносы с таитянским жемчугом маки-э, предлагаемые Eliko Pearl на выставке AGTA 2022 в Тусоне. Доступны в различных размерах в паре и поштучно

Подвес «Властелин колец» с голубым сапфиром

На выставке AGTA Джеффри Билгор из Нью-Йорка представил подвес из сапфира, бриллиантов и платины (рис. 39), вдохновленную «Властелином колец». От первоначального вдохновения до только что законченного кулона украшение создавалось 15 лет.

Рис. 39. Подвес из платины с непрогретым голубым шри-ланкийским сапфиром весом 19,30 карата и 177 бриллиантами круглой огранки общим весом 0,86 карата

«Я прочел ее в старшей школе, — сказал Билгор о любимой трилогии. «Затем снова перечитал в колледже. Потом прочитал ее своему сыну, когда он был маленьким, а когда он подрос, он прочитал ее мне».

Бриолет из непрогретого голубого шри-ланкийского сапфира весом 19,30 карата вращается в платиновой оправе, украшенной 177 бриллиантами круглой огранки от Flawless до VVS (всего 0,86 карата). Кулон создан по образцу Фиалa (пузырька) Галадриэли, который королева эльфов леди Галадриэль дает хоббиту Фродо Бэггинсу для света и защиты во время его путешествия в Мордор. Флакон содержит воду из ее фонтана, в котором заключены свет и сила заветной звезды эльфов Эарендила.

«Звезда Эарендила — это Полярная звезда ночью и звезда, которую вы видите на рассвете», — сказал Билгор. «Это дает надежду во тьме и дает вам силу». Он сказал, что кулон «символизирует все добрые энергии надежды и веры, которые добавляют свет в мир и защищают тех, на кого он светит».

Идея подвеса пришла к Билгору, когда он купил бриолет с бриллиантами в 2004 году, через год после открытия собственного бизнеса. До этого он 16 лет был основным покупателем драгоценных камней у Оскара Хеймана. Он начал делать наброски дизайна, но затем продал бриллиант. В течение следующего десятилетия он продолжал совершенствовать дизайн. В конце концов он приобрел пару светло-голубых сапфиров и начал работать с ювелиром примерно за пять месяцев до выставки AGTA.

«Властелин колец — это история о нашем мире, силе веры и противостоянии добра и зла», — сказал Билгор. «Сегодня, при всем том, что происходит в Украине, это кажется еще более значимым. История показывает, как войны разрушают все и сталкивают группы против групп без всякой причины. Только доверие и вера друг в друга и в положительные силы любви и уважения могут победить все». Он добавил, что история — с ее эльфами, гномами, хоббитами и другими существами — также о разнообразии. «Независимо от вашего размера, формы, цвета или типа, у каждого есть ценность и сильные стороны».

«Другие тоже пытались воспроизвести Фиал Галадриэли, но не совсем так, — сказал он. «Если в вашей жизни что-то происходит, наденьте это на шею, и он вас защитит. Ты справишься!».

Кольцо с розовым сапфиром и посланием

На выставке AGTA Рэйчел Чалчински (Color Source Gems, Нью-Йорк) показала нам кольцо с тройным ореолом (рис. 40), созданное в честь женщин, перенесших рак молочной железы. «Трудно с этим продолжать обычную жизнь», — сказала она, — но как только вы это сделаете, вы почувствуете силу». После того, как ей в августе 2018 года поставили диагноз и после окончания химиотерапии в январе 2019 года она захотела «заменить» опухоль «чем-то хорошим и позитивным».

Рис. 40. Сапфировое кольцо дизайна Рэйчел Чалчински: розовый сапфир смешанной огранки весом 5,18 карата (11,0 × 9,4 мм), бриллианты 1,24 карата, непрогретые падпараджа сапфиры 0,36 карата и оранжевые сапфиры 0,65 карата, 18-каратное розовое золото

У Чалчински было три требования к центральному камню: чтобы он был розовым, чтобы это приводил к осознанию рака груди - того же размера, что и опухоль (11 мм); и прогретый, чтобы символизировать лучевую терапию, которую она прошла в марте 2019 года. После почти трех лет поисков она нашла прогретый розовый сапфир смешанной огранки весом 5,18 карата и размером 11,0 × 9,4 мм.

«Раньше у меня были густые вьющиеся рыжие волосы, и я хотела изобразить это на кольце», — сказала она. «Теперь у меня седые волосы. Поэтому я окружила камень оранжевыми сапфирами. Внутри окружности я использовала белые бриллианты, чтобы обозначить седые волосы. А плечи кольца я оплела белыми лентами, символизирующими рак молочной железы. Все установлено в розовое золото».

Когда люди восхищаются кольцом, Чалчински часто рассказывает им свою историю, с тем, «чтобы еще раз напомнить как важно вовремя пройти диагностические тесты, а не ждать». Она отметила, что отсрочка или отказ от ежегодной маммографии и УЗИ могут привести к более серьезному прогнозу. Чалчински сказала, что ее история побуждает людей делиться своим опытом борьбы с раком. «Это становится почти как связь, потому что мы все прошли через эти эмоциональные испытания».

Чалчинский также использует Instagram, чтобы поделиться сообщением. Во время Месяца осведомленности о раке груди в октябре она всегда публикует фотографии розовых камней, иногда попарно, прося людей провериться и убедиться, что их близкие тоже регулярно делают это. «Я говорю: Спроси у своей мамы. Спросите своих близких. Заставьте их — просто возьмите за руку и сами отведите».

Чальчински понимает как ей повезло, что у нее было отличное медицинское обслуживание и поддержка семьи и друзей, но многие женщины подвергаются более инвазивным операциям или имеют худший исход. В 2021 году Color Source Gems пожертвовала средства больнице Уайт-Плейнс в округе Вестчестер, штат Нью-Йорк, на оплату 10 маммографий для незастрахованных женщин. «В иудаизме говорят, что если вы можете спасти одного человека, вы спасете мир», — сказала Чалчински. «Я действительно чувствую, как это чрезвычайно важно, чтобы мы все помогали друг другу».

Маркетинг

Реакция рынка на пандемию: мнение участников выставки

Когда COVID-19 превратился из регионального кризиса в глобальную пандемию, торговля драгоценными камнями и ювелирными изделиями резко остановилась на короткий период, а затем постепенно восстановилась до допандемического уровня. Чтобы изучить реакцию участников рынка, влияние на бизнес и рыночные тенденции за последние два года, авторы воспользовались выставкой в Тусоне, чтобы опросить экспонентов.

В этом кратком отчете представлены результаты письменных опросов, проведенных с 35 случайно выбранными участниками выставок AGTA и GJX. Опрос состоял из двух частей: общей информации о бизнесе и шести вопросов, связанных с пандемией и рыночными тенденциями. Все 35 экспонентов основывали свои ответы на собственном опыте с очень ограниченным количеством ответов «не знаю», которые не были включены в выводы.

Почти все респонденты идентифицировали себя как оптовиков, за несколькими исключениями, такими как дизайнеры или добытчиками камней. Некоторые экспоненты играли несколько ролей: оптовик, розничный торговец, а иногда даже дизайнер. Хотя традиционные роли в индустрии драгоценных камней и ювелирных изделий все еще сохраняются, границы между ними стали размытыми. Более 70% опрошенных экспонентов имеют менее 10 сотрудников, а 85% из них являются ветеранами отрасли с более чем 20-летним опытом работы в торговле (рис. 41). Несмотря на то, что опрос невелик, он точно отражает характер бизнеса драгоценных камней и ювелирных изделий в целом, где малый бизнес составляет большинство, но часто поколениями работающими в отрасли.

Рис. 41. Большинство из 35 опрошенных экспонентов имеют малый бизнес и более 20 лет в отрасли.

На вопрос о влиянии пандемии на их бизнес большинство ответило, что это было наиболее сильно в начале кризиса, но с тех пор восстановление идет довольно гладко. Некоторые действительно выразили обеспокоенность по поводу проблем с поставками после пандемии. Две трети опрошенных заявили, что за последние два года все больше бизнеса перешло в онлайн, что привело к изменению стратегии маркетинга и продаж (рис. 42).

Рис. 42. Из-за ограничений на мобильность, вызванных пандемией, большинство компаний перевели по крайней мере часть бизнеса в онлайн, чтобы адаптироваться к новым нормам. Это часто требовало изменений в стратегиях поиска поставщиков, маркетинга и продаж.

Примечательно, что относительно новые предприятия, многие из которых проработали менее пяти лет, часто начинали больше с онлайн-бизнеса, чем с оффлайн. Хотя продавцы в основном использовали онлайн-торговлю драгоценными камнями и ювелирными изделиями, некоторым было трудно извлечь из этого выгоду, особенно с цветными камнями, поскольку покупатели по-прежнему предпочитают проверять качество лично.

Чтобы исследовать типы продаж камней и ювелирных изделий за последние два года, авторы попросили выбранных участников обвести кружком соответствующие темы, при этом многие обвели несколько ответов в каждой категории. Эти вопросы касались видов драгоценных камней, ювелирных изделий, драгоценных металлов и типов жемчуга. Неудивительно, что «большая тройка» по-прежнему доминирует в продажах, при этом сапфир лидирует (рис. 43, вверху), а турмалин и шпинель сразу же следуют за большой тройкой. Среди украшений лидируют кольца и серьги (рис. 43, в центре). Желтое золото по-прежнему продается лучше всего, а платина занимает второе место (рис. 43, внизу). Несколько торговцев жемчугом обвели кружком свои самые продаваемые вещи, но авторы обнаружили, что общий объем продаж был довольно равномерно распределен между четырьмя основными видами культивированного жемчуга.

Рис. 43. Лидеры продаж за последние два года во время пандемии в зависимости от вида драгоценных камней, типа ювелирных изделий и типа драгоценных металлов.

Поскольку прослеживаемость является горячей темой в торговле, авторы также задали два связанных вопроса о том, заметили ли респонденты повышенное внимание потребителей к отслеживаемости. Если они отвечали «да», их спрашивали, влияет ли это на то, как они ведут бизнес. Результат показывает, что около двух третей из них заметили беспокойство, а две трети из тех, кто заметил беспокойство, не почувствовали, что это повлияло на их бизнес (рис. 44).

Рис. 44. Многие из опрошенных заметили рост интереса потребителей к прослеживаемости, но большинство из них сказали, что это не влияет на их бизнес.

Поскольку мир вступает в эпоху постпандемии, стоит продолжать следить за тем, как рынок реагирует на изменения и как торговцы адаптируются к новым нормам.

Обработка камней

Обработка опала нагреванием с сахаром

Обработка может причинить вред, если о ней не сообщается должным образом, но без обработки меньше драгоценных камней нашло бы свое применение в ювелирной торговле. На выставке AGTA у нас была редкая возможность поговорить с Джеймсом Карпентером из компании Unconventional Lapidarist из Арканзаса о сахарно-термической обработке пористого опала.

Обработка сахаром и кислотой — один из наиболее часто используемых методов улучшения качества опала. В торговле эта обработка обычно применяется к матричному опалу из Андамука, Австралия, особенно r пористому материалу. Готовый продукт часто называют в торговле «матричный опал Андамука» или «радужный матричный опал Андамука». Эта обработка представляет собой горячую сахарную ванну, за которой следует горячая кислотная ванна (G. Brown, «Обработанный матричный опал Andamooka», Summer 1991 G&G, стр. 100–106). В результате химической реакции между сахаром и кислотой углерод откладывается в пористой структуре опала в виде черных точек. Обработка затемняет фоновый цвет опала и, следовательно, делает игру цвета более заметной.

Рис. 45. Слева направо: необработанный матричный опал Андамука, срез после обработки и обработанный кабошон произвольной формы весом 72 карата

Карпентер сообщил, что он обрабатывал опал без использования кислоты и получил аналогичный результат. Опалы, пластины или кабошоны, сначала вымачивали в горячем 50%-м растворе подслащенной воды в течение 6-9 часов. После остывания в горячей ванне с сахаром кусочки вытирали насухо, а затем плотно заворачивали в алюминиевую фольгу. Карпентер подчеркнул, что плотная обертка особенно важна, потому что свободная обертка приводит к выпотеванию сахара и, возможно, к образованию большего количества трещин в материале. Затем хорошо завернутые материалы нагревали в тостере при температуре 450–500 ° F в течение примерно 4 часов. После окончательного охлаждения материалы были отшлифованы до готового изделия или, при необходимости, повторно обработаны (рис. 45).

Предыдущие выставки

(файлы в формате pdf)

Тусон 2015

Тусон 2016

Тусон 2017

Тусон 2018

Тусон 2019

Тусон 2020

Тусон 2021


ФОТОГАЛЕРЕЯ выставки