Menu

Выставка-продажа драгоценных камней Тусон 2018

Как всегда, выставка в Тусоне была богатым источником информации о новейших мировых тенденциях в продаже цветного камня. Беседы с Луисом Габриэлем Ангаритой и Эдвином Молиной раскрыли информацию о добыче и продвижении колумбийских изумрудов. Марсело Рибейро делился сведениями о добыче и обработке на изумрудном руднике в Бельмонте (Бразилия). Алексей Бурлаков высказал свою точку зрения на производство демантоидов в России, а Стефан Рейф сделал то же самое для демантоидов из шахты «Зеленый дракон» в Намибии. Мириам Камау поделилась информацией о своей кенийской операции по разработке кварцевой шахты. Юрген Шютц из Emil Weis Opals рассказал об обработке опала, как радужного, так и обычного из всех мировых источников. Александр Арнольди объяснил стратегию Arnoldi International в поиске и обработке высококачественного аквамарина и турмалина. Также появились новые, неожиданные источники: индонезийский опал и бирюза из штата Арканзас.

В Тусон также всегда стекаются многие ведущие ювелирные мастера и дизайнеры. Удостоенный многими наградами Майкл Дайбер, сказал, что при создании своих оптических дисков он вдохновился всем тем богатым разнообразием редких камней, присутствующим всегда в Тусоне. Рекс Го считает, что его подход в огранке и резке камней находится на перекрестке науки и искусства, только так можно оптимизировать световые характеристики и красоту камня. А дизайнеры Паула Кревошай и Эрика Кортни показали нам свои новые изделия с неожиданными и увлекательными комбинациями драгоценных камней.

ЦВЕТНЫЕ КАМНИ И ОРГАНИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ

Потомственные огранщики из Идар-Оберштайна

Идар-Оберштайн в Германии - это историческая область добычи и переработки агата, которая уже сто лет является центром мировым торговли и резки цветного камня. Однако в последние десятилетия большая часть ограночной деятельности переместилась из Идар-Оберштайна в Азию: Джайпур и Бангкок. Остальные предприятия в Идаре сосредоточены на узкоспециализированных сегментах рынка, таких как прецизионная резка и необычные варианты огранки камня. Александр Арнольди объяснил стратегию Arnoldi International и представил новую информацию о некоторых высококачественных материалах.

Их бизнес был основан в 1919 году. Александр Арнольди уже четвертое поколение торговцев драгоценными камнями и огранщиков. Все камни обрабатываются внутри самой компании, от обдирки до финишной полировки. Их работа по-прежнему основана на традиционных методах Идар-Оберштайна, когда колесо поворачивают с доминирующей правой рукой, оставляя левую руку свободной, чтобы удерживать камень. Круги сегодня управляются двигателем, но камень все еще удерживается левой рукой. По словам Арнольди требуется более пяти лет, чтобы овладеть резкой, изучить все места размещения фасетов и в научиться выбирать правильные углы для разных стилей и материалов.

Компания сосредоточена на безупречных камнях - очень сложном сегменте индустрии драгоценных камней. Цены на эти товары взорвались, но предложение крайне низкое, а конкуренция очень высока. Поиск качественного сырья, которое дает большие чистые камни, - одна из основных проблем, с которой они сейчас столкнулись. В настоящее время большинство поставщиков сырья везут свои камни не в Германию, а в Бангкок и Джайпур. Это заставляет такие компании как Арнольди переместиться ближе к источнику материала например, к турмалиновым шахтам Мозамбика.

Основной продукт каменной промышленности Идара-Оберштейна в течение 500 лет был агат, отполированный местными твердыми песчаниками. В начале 19 века население Германии активно эмигрировало за рубеж, поэтому продукция из Идар-Оберштайна стала более глобальной и получила доступ к бразильским месторождениям различных сортов кварца. Немецкие огранщики совершенствовали свое искусство резк, огранки и полировки камней, полученных из Бразилии. Арнольди сосредоточились на аквамарине (рисунок 1). Этот камень представил их в самом выигрышном свете на выставке в этом году. Раннее они работали с сырьем из Южной Америки, включая легендарное месторождение Санта-Мария в Минасе-Жерайсе (Бразилия). Сейчас большая часть сырья поступает из Центральной и Восточно1 Африке, где производится темно-синий материал, похожий на аквамарин Санта-Мария.

Еще один камень, с которым они в основном работают - турмалин, в том числе и параиба турмалин, рубеллит и биколор. В декабре 2017 года они отправились в Центральную Африку, чтобы привезти новые турмалины из Демократической Республики Конго (рисунок 2). Этот материал может быть разных оттенках зеленого, часто сочетающихся в одном кристалле. Иногда встречаются розовые кристаллы. Поставка очень нерегулярна, и качество сильно варьируется. Arnoldi International уделяет особое внимание высококачественным, безупречным товарам и высоким стандартам огранки. Это позволяет им предлагать высококлассные вещи покупателям, ищущим уникальные индивидуальные стили огранки и резки.

Демантоидная шахта «Зеленый дракон» в Намибии

Шахта «Зеленый дракон» в Намибии является крупнейшим непрерывно действующим демантоидным месторождением. «Зеленый дракон» - комплексное предприятие с полным циклом переработки, начиная от добычи, переработки руды, сортировки, резки, сортировки готовой продукции и до оптовой торговли. Поставки идут в основном на европейский рынок через Вену и азиатский рынок через Гонконг.

Шахта была обнаружена в отдаленной части южной части Намибии в 1990-х годах и работает с середины 2000-х годов. В 2017 году Green Dragon получила 25-летнюю лицензию на разработку месторождения, что является большим стимулом для инвестирования в шахту. В ближайшем будущем добыча и производство камней будут увеличены, что даст возможность. делать более привлекательные предложения покупателям продукции. В рамках 25-летнего договора аренды Green Dragon обязалась поддерживать местные общины.

Намибийская горная промышленность сильно механизирована, использует тяжелое оборудование для извлечения зеленых гранатов из породы. Ежемесячное производство - от 15 до 20 кг. Из этого чуть более 10% драгоценных камней и идет в огранку.

Цвет варьируется от желтовато-зеленого до синевато-зеленого, а также некоторые более темные оттенки коричневатато-зеленого. Спрос на определенные цвета колеблется, но на данный момент желтоватые «золотые» цвета пользуются наибольшим спросом дизайнеров. Идеальный намибийский демантоид - слегка голубовато-зеленый камень, полный огня и блеска.

Сочетание светлого цвета с очень высокой дисперсией ставит намибийский демантоид отдельно от всех других зеленых гранатов. Эти свойства еще очень зависят от качества огранки и полировки (рисунок 3), поэтому в последнее время Green Dragon сосредоточилось на огранке внутри предприятия и соблюдении самых высоких стандартов. Так как стандарты чичтоты, цвета и калибровки настолько жесткие, выход годного составляет всего около 9%.

Большая часть продукции это камни небольшого калибра и melee, красивые синглы встречаются крайне редко. Высококачественная melee очень востребованы в Европе особенно в диапазоне 4,0-6,5 мм. В последние годы спрос на очень маленькие melee (1-2 мм) значительно увеличился. Большие и исключительные камни обычно отправляются в Азию.

Русские демантоиды

Российские демантоиды (рисунок4) известны в ювелирном сообществе своими чистыми, яркими цветами и впечатляющими включениями. Алексей Бурлаков, основатель Tsarina Jewels, поделился некоторыми сведениями о текущем производстве русских демантоидов и изумрудов. Tsarina Jewels основана в Бангкоке совместно с его отцом, доктором Евгением Бурлаковым, куратором Уральского геологического музея в Екатеринбурге.

По словам Бурлакова, в настоящее добыча коммерческих демантоидов на Урале производится в двух шахтах: Коркодин и Польдневая. Они расположены примерно в 7 км друг от друга в одном и том же геологическом массиве, в котором также находятся многочисленные руды золота и платины. Хотя две шахты очень близки друг к другу, материал сильно отличается. Шахта Коркодин характеризуется более темным цветом, часто с коричневатым оттенком, который может быть удален путем термообработки. Польдневая производит материал более светлых, более «открытых» цветов без вторичного коричневого цвета. Поскольку эти камни натурального чистого зеленого цветы, они не требуют нагрева для оптимизации цвета.

Третьим известным месторождением является Нижний, расположенный в районе Тагила, примерно в 200 км к северу от двух других шахт. Это было месторождение, где впервые был обнаружен русский демантоид, но в настоящее время оно неактивно. Материал из этой шахты обычно имеет более светлый цвет с слегка голубоватым оттенком, а отличие от двух упомянутых выше.

Русский демантоид поставляется в широком диапазоне цветов, во всех оттенках зеленого. Большая часть материала имеет коричневый цвет, который может превалировать. Наилучший цвет считается чистым, ярким зеленым, без второстепенных оттенков. По оценкам, около 80% добычи рудника Польдневая имеет вторичный желтый цвет, а 15% - яблочно-зеленый и около 5% - яркий зеленый.

Типичной особенностью российских демантоидов является включения ввиде хвоща, образуемые рисунком из асбестовых волокон. Полностью развитые хвощи достаточно редки. Это включение было обнаружено и у демантоидов из других мест, но ни одно из них не соответствует важности российского.

Основными потребителями российского демантоидов являются США, Китай и Франция. Французский рынок потребляет melee, а китайские и американские клиенты выбирают камни более 1 карата. Цены на российский демантоид увеличились, особенно на камни больших размеров. Это связано с их ограниченным производством. По оценкам, рудник Польдневая производит в месяц от 300 до 1000 карат драгоценного камня. Это означает, что ежегодно выпускаются только несколько камней более 3 карат.

Другими важными драгоценными камнями из Урала являются изумруды и александриты. Урал произвел большие объемы изумруда в начале 20-го века. В советское время шахты были вновь открыты для добычи бериллия. В последние годы изумрудная добыча началась снова. Образцы новой продукции уже вышли на рынок. Русские изумруды, как правило, светло-зеленые, но чистые по сравнению с другими месторождениями. Александрит не добывается, но российская правительственная корпорация активно развивает и расширяет шахты по добыче александрита / изумруда на Урале.

Сорокалетний юбилей рудника Бельмонт

В этом году исполняется 40 лет изумрудному руднику Белмонт. Директор Марсело Рибейро обнародовал новые сведения о добыче и обработке камней в Бразилии и поделился своими мыслями о сегодняшнем динамично меняющемся рынке.

Как и в 2017 году добыча полезных ископаемых по-прежнему сосредоточена на подземной добыче под первоначальным открытым участком Белмонт и недавно открытой шахте Ханаан, расположенной в 2 км. В ближайшей перспективе подземная добыча изумрудов будет. Рибейро поделился новыми результатами геологического исследования, связанными с несколькими месторождениями в районе Бельмонт. Подробный геологический анализ показал, что за последние 40 лет добыта только одна пятая части предполагаемых запасов. Есть сведения, что район добычи изумрудов может быть расширен. Шахты Бельмонта очень стойки к обрушению стенок породы и это делает подземную добычу идеальным вариантом в обозримом будущем.

В настоящее время все добытые изумруды ценою больше, чем $20 за карат гранятся собственными огранщиками Бельмонта, а все остальное транспортируется для обработки в Джайпур (Индия). На руднике Белмонт теперь обрабатывается от 1500 до 2000 карат изумруда в месяц. Рибейро посетил фабрики в Джайпуре в конце 2017 года и очень доволен качеством товаров, произведенных в результате экспорта сырья в Индию. С точки зрения добавленной стоимости к добытому камню среднего и низкого качества огранщики в Джайпуре имеют больше знаний и опыта. По словам Рибейро продажи компании выросли примерно на 15% за последние три года. Он показал 13-каратный изумруд высшего качества, извлеченный в 2017 году из подземного рудника на исходном участке (рисунок 5) и камень в 15.01 карата из шахты Ханаан (рисунок 6). Камень из Ханаана особого цвета, напоминающего голубовато-зеленый электрик некоторых турмалинов из медных пород. Этот камень также обладает довольно сильным зеленым и синим плеохроизмом. Рибейру сообщил, что это очень редкий камень и можно добыть только очень ограниченное количество камней такого цвета.

Бельмонт представил в Тусоне выставку своих достижений за последние 17 лет. Рибейро отметил, что способ ведения бизнеса резко изменился в последние годы. Раньше 80% продаж компании осуществлялось на выставке в Тусоне. Теперь 80% продаж происходит в Интернете. Раньше Рибейро просто стоял у своего стенда, продавая камни. Сейчас, чтобы хорошо продать, ему нужно провести большую часть времени, продвигаясь по выставке и беседуя с разными людьми. Рибейро поделился своим мнением о роли посредников на нынешнем и будущем рынке. Когда он только начинал торговать, он считал, что в один прекрасный день посредники исчезнут и он будет продавать свои камни напрямую конечным потребителям. Поскольку в наши дни индустрия переживает драматические изменения, он переменил свое мнение и полагает, что посредники останутся, но они должны резко изменить свое мышление, чтобы адаптироваться к новым способам ведения бизнеса.

Логистическая сеть в Соединенных Штатах позволяет дилерам и ювелирам очень быстро, безопасно и экономически выгодно транспортировать драгоценные камни. Зарубежные поставщики, такие как Belmont, не имеют доступа к тем же услугам, поэтому нужны посредники в других государствах, куда экспортируется продукция и которые могут обеспечить доставку, получение и хранение камней до передачи их конечному покупателю. Также торговые представители координируют действия поставщика и покупателя. Рибейро отметил, что в отличие от традиционного посредника, этот человек не пытается заработать, пытаясь скрывать поставщика от покупателей и наоборот. Фактически, это торговый представитель и он должен в идеале сделать цепочку поставок еще более прозрачной, позволяя двум концам легко отслеживать и соединяться друг с другом, повышая надежность торговых связей и доверительные отношения между ними.

В течение последних 40 лет рудник Бельмонт вкладывал часть прибыли от добычи драгоценных камней в улучшение жизни местных сообществ. Рибейро считает, что это уже встроено в ДНК компании и будет продолжаться и далее. Он надеется, что покупка драгоценных камней будет напоминать молодым покупателям о преимуществах, которые эти камни приносят местным жителям и их следующему поколению.

Колумбийская изумрудная промышленность: новое поколение

Луис Габриэль Ангарита, директор лаборатории CDTEC в Боготе, происходит из семьи, которая уже более 40 лет активно работает в изумрудной промышленности. С 2009 года Ангарита работает над брендом колумбийского изумруда. Недавно он ушел с поста президента Ассоциации колумбийских изумрудных экспортеров и работает полный рабочий день в лаборатории драгоценных камней. Angarita обновила нас на большом производстве, добываемом на шахтах Chivor. Он сказал, что, хотя производство было низким на протяжении более 20 лет, качество добытых камней довольно велико. Несмотря на то, что Ангарита больше не возглавляет ассоциацию экспортеров, продвижение колумбийского изумруда как бренда по-прежнему находится в топе его списка приоритетов. Он видит несколько проблем в брендинге колумбийского изумруда. Во-первых, у колумбийской изумрудной промышленности нет общепринятого стандарта. Это приводит к несогласованности между разными игроками рынка и затрудняет выход колумбийского изумруда как единого объекта на мировой рынок. Недостаток знаний потребителей - еще одно препятствие в этом деле. Китайский рынок обладает наибольшим потенциалом для изумруда. Однако большинство китайских потребителей требует только натуральные изумруды без пропитки. Товары даже с умеренной пропиткой почти не продаются. Это недопонимание параметров оценки изумруда препятствует продвижению камня. Несогласованность в описаниях камней среди основных лабораторий по исследованию драгоценных камней еще более усложняет ситуацию. Ангарита также поделилась информацией о новом способе улучшения изумруда, которое разрабатывается в Колумбии. Наконец, он сообщил, что второй Всемирный Изумрудный симпозиум пройдет в Боготе в октябре 2018 года.

Эдвин Молина - уже четвертое поколение колумбийских предпринимателей. Он работает в совете директоров шахты Cunas в Санта-Розе. Он также стал президентом APRECOL (Ассоциации Изумрудных Производителей Колумбии) в 2017 году.

Молина рассказал о своем опыте преобразования семейного бизнеса в современную горнодобывающую корпорацию. Семья Молины контролировала изумрудную добычу в районе Музо, но позже переключила свой интерес на рудник Cunas, Привлечение иностранных инвесторов позволило создать крупнейшее предприятие в этом районе. Хотя, в отличие от Музо, на этом руднике меньше очень высококачественных камней больших размерами, все же качество добываемых камней очень стабильное. К тому же, Cunas более контролируема, потому что ее вход находится далеко от точек извлечения. Пока в разработке находится только одна из 3 изумрудных зон, поэтому у Cunas все еще есть большой потенциал. Кроме того, владельцы уделяют большое внимание вопросам охраны окружающей среды, строительства инфраструктуры и горных сообществ.

В дальнейшем шахта будет сосредоточена на увеличении производства, так как иначе источники иностранных инвестиций будут постепенно пересыхать, как это уже случилось с Музо. Другим важным фактором привлечения и удержания иностранных инвесторов является безопасность шахты и производства. При поддержке национальной полиции в скором времени будет создан местный отдел полиции для оказания помощи в обеспечении безопасности. Как шахтер и бизнесмен, выросший в Соединенных Штатах и вернувшийся на родину в Колумбию, Молина хочет, чтобы местные шахтеры вышли и увидели мир. Включение отрасли в глобальные рамки позволит им адаптироваться к новой среде и использовать новые возможности.

Как Ангарита, так и Молина выразили уверенность в будущем колумбийской изумрудной индустрии и оптимизм в отношении глобального спроса на этот «Mother Gem» Колумбии.

Лидикоатит

На выставке был стенд, посвященный знаменитому американскому геммологу, «Отцу современной геммологии», президенту GIA, Ричарду Т. Лиддикоата (1918-2002) в связи со столетним юбилеем со дня его рождения. Так как именно в честь него был назван открытый в 1976 году камень, то стенд был оформлен кристаллами лидикоатита и впечатляющими пластинами из этого камня. На стенде также можно было ознакомится с жизнью и де6ятельностью этого выдающегося человека.

Перспективы опалов Мексики и Австралии

Emil Weis Opals (Идар-Оберштайн, Германия) открылся в 1905 году, это старейшее камнерезное предприятие в мире. В то время Идар-Оберштайн был единственным глобальным центром обработки драгоценных камней и покупателям опала со всех основных рынков драгоценных камней приходилось отправлять свое сырье туда для последующей обработки. Emil Weis Opals прочно занимал свою нишу в те времена. Но затем компания разветвилась и стала заниматься добычей камней, приобретя шахты в Австралии и Мексике.

В настоящее время компания обрабатывает 50 различных типов опалов со всего мира, большинство из них из Австралии и Мексики, по большей части нонфеноменальных, чем радужных. Некоторые образцы разрезаются так, чтобы включать в себя как опаловую, так и риолитовую матрицу, так как ювелирные дизайнеры иногда любят использовать это в своих изделиях. Нонфеноменальный «огненный» опал из Мексики (рисунок 7) является единственным добытым опалом размер которого достаточен для огранки. Цвет мексиканских опалов колеблется от бесцветного до темно-красного, как у рубина. Эти камни можно добывать в больших количествах и их можно даже откалибровать.

В последнее время в Австралии стало мало добываться черных опалов (рисунок 8). В прошлом спрос на черные опалы в Японии приводил к росту цен на них, но когда экономика Японии замедлилась в начале 1990-х годов, цены упали, а производство замедлилось. Однако последние слухи о том, что китайские рынки заинтересованы в черном опале, удвоили цены. Schütz показал набор из редкий черных опалов из Lightning Ridge (Австралия), на то, чтобы собрать такой набор, ушло 10 лет. Сегодня было бы невозможно собрать такой - слишком мало добывается черных опалов.

Производство австралийского болдер опала (рис. 14) также не велико. Частично это объясняется погодными условиями, но Schütz отметил, что пояс болдер опала в Квинсленде около 3000 км в длину и 800 км в ширину, и только около 25 человек добывают там опал. Это означает, что материал среднего и высокого качества не производится в достаточном количестве. Сам Schütz имеет связи с некоторыми из горняков, кто может переслать камни. В результате Emil Weis Opals имеет огромный запас болдер опала, но редко запускает в обработку.

Поставки светлых опалов из Южной Австралии также сильно ограничены. Когда эфиопский опал с десятикратным понижением в цене, спрос на австралийский опал сильно замедлился. К тому времени, когда покупатели вновь заинтересовались юго-австралийским опалом, численность населения в горнодобывающих районах сократилась с нескольких тысяч до примерно 20 за менее чем десятилетие. Фактически австралийская опаловая горная промышленность традиционно была таким сложным образом жизни, что многие молодые люди предпочитают более стабильные рабочие места. Потребуется не одно поколение, прежде чем удастся возродить ее на прежнем уровне.

Опал из западной части острова Ява (Индонезия)

На выставке AGTA Rare Earth Mining Co. (Трамбалл, Коннектикут) представила неожиданный материал: индонезийский опал, по сообщениям, из Западной Явы. Два кабошона (рисунок 10), показатель преломления 1,45 и удельный вес 2,13 указывают на опал. Анализ с помощью энергодисперсионной рентгено-флуоресценции (EDXRF) показал наличие меди.

По словам Керта Хеера из Rare Earth материал впервые был показан весной 2017 года. Хотя опал поставляется в широком диапазоне цветов, включая коричневые и синие, зеленоватоголубоый блюз представлял особый интерес. Rare Earth’s показали кабошоны, где это был основной оттенок, при этом цвета прилегающих участков выглядели эстетично.

Культивированный жемчуг

По словам Fran Mastoloni (Mastoloni Pearls, Нью-Йорк) жемчуг продолжает очень хорошо продаваться. В прошлом году у его компании был один из лучших кварталов в новейшей истории, и он считает, что и дальше дела пойдут неплохо. Он отметил, что жемчуг, как правило, входит в моду каждые 7 лет и он считает, что это второй год семилетнего периода. В прошлом году спрос на жемчуг увеличился, но вместо классического белого жемчуга они продавали уникальные новинки, такие как ожерелья из белого жемчуга Южных морей, золотого филиппинского и серебристого таитянского жемчуг как на рисунке 11, слева. Мастолони объяснил, что клиенты наслаждаются органичными формами и цветами таких разных сортов жемчуга. Эта тенденция продолжилась и в 2018 году, но они продают эти необычные комбинации дизайнерам и крупным производителям, а не отдельным магазинам. Эти клиенты берут таитянский или жемчуг кеши, а или подвесы, а также цветную жемчужную палитру Мастолони, включая все это в собственный дизайн. Мастолони также отметил более широкое использование жемчуга кеши в качестве отдельных секций, а один дизайнер планирует использовать светлый сапфир между секциями для создания чего-то другого, веселого и привлекательного.

Топ продаж жемчуга приходится на белый Южных морей индонезийский и австралийский жемчуг в классических стилях, таких как длинные ожерелья, но с более органичным видом. Цена очень важна, потому что ряд заказчиков покупают для себя, для работы или удовлетворения своих собственных вкусов. Фактически, покупки для себя стали более популярными, чем в подарок. Жемчуг универсален, его можно носить где угодно, он показывает, что владелец его уверен в себе, но не хвастается.

Mastoloni выставил два градуированных ожерелья из японского жемчуга акойя 1970-х или 60-х голов. Жемчуг имеет размеры 7,5 × 10,5 мм и идеально подобран, без каких-либо дефектов с перламутром, который уже больше не заметен. Также у них есть три других нити, которые немного меньше. Такие размеры «почти неслыханны» у акойя. Он также показал свое «облачное» ожерелье (рисунок 11, справа), одно из его самых популярных, из китайского пресноводного жемчуга. Китайский жемчуг продается по весу и китайцы быстро сообразили внедрять более крупные затравки для создания более крупных жемчужин. Поскольку жемчуг больше не выращивается в размерах, используемых в этом ожерелье, этот материал вряд ли будет легко найден на рынке, несмотря на его популярность.

Находки вторичного рынка

Во время проведения выставки AGTA Dave Bindra из B&B Fine Gems (Лос-Анджелес) показал некоторые примечательные вещи из своей коллекции драгоценных камней, которые он приобрел в прошлом году.

Еще одним важным экспонатом был 61,92-каратный империал топаз (на снимке в самом верху) неизвестного происхождения и без термической обработки. Такой богатый цвет хереса в необработанном империал топазе встречается крайне редко. Плюс чистота и размер. Впечатляющий камень музейного качества.

Также на выставке была коллекция 2-3-каратных кашмирских сапфиров, материал, который клиенты ищут, особенно на рынке Юго-Восточной Азии. Сапфиры из Кашмира уже много лет не производятся и их можно приобрести только на вторичном рынке. Другие замечательные камни их коллекции: 76.50 каратный сфен с окраской, напоминающей елку, и 38,46-каратный кабошон «сахарная голова»танзанита (рисунок 13).

Солнечный камень Орегона

Джон Вудмарк, президент компании Desert Sun Mining & Gems (Depoe Bay, штат Орегон) рассказал об изменениях в технологии добычи на шахте Ponderosa. Этот рудник самый богатый, около 95% всего солнечного камня на рынке - из этой шахты.

Шахта расположена на высоте 6000 футов. Поэтому добыча там сезонная: со второй половины мая по октябрь. Но даже после схода снега в мае раньше приходилось ждать, пока просохнет земля. После покупки нового мощного и производительного экскаватора сборщики могут немедленно начать работу. В сентябре 2017 года с использованием нового оборудования удалось добыть примерно 5000 кубических метров концентрата. Вудмарк полагает, что концентрат содержит 5 кг солнечного камня на кубический ярд. Новый процесс резко увеличил производство солнечного камня в Ponderosa.

Еще одно новшество - обширная пробная разработка, чтобы определить запасы драгоценного камня. Вудмарк объяснил, что эти испытательные пробы показали перспективы добычи камня на четверти акра в карьере глубиной около 50 футов. Шахтеры Woodmark находят более крупные камни, когда они идут глубже. Однажды удалось добыть камень, который весил около 1800 карат. Кроме того, многие из крупных драгоценных камней - красно-зеленые дихроичные камни, а также чрезвычайно редкие красные и оранжево-красные (рисунок 14).

Компания Woodmark заключила контракт с огранным предприятием в Индии, которое оценивает добытые камни и распределяет их по категориям. Это освобождает Woodmark от оценки и позволяет сосредоточиться на добыче и производстве. Также это дает возможность быстрее реагировать на запросы клиентов по конкретному цвету или классу готовых драгоценных камней. Кроме того, такой порядок помогает производителям эффективнее использовать солнечный камень. 2017 год был самым успешным годом компании.

Вудмарк отметил, что устойчивое производство является важным фактором доверия. Он также уверен, что новый интерес к североамериканским драгоценным камням, особенно у телевизионных мерчандайзеров, привел к росту продаж. Когда клиенты видят качество необработанного красного камня из Орегона и сравнивают цены за карат с камнем такого же цвета вроде шпинели, они понимают, что стоимость 150 долларов за карат является прекрасной сделкой.

Обеспокоенность потребителей по поводу прозрачности цепочки поставок драгоценных камней вызвала интерес к отечественным драгоценным камням. Люди ищут драгоценные камни, за которыми можно точно проследить от шахты до конечного потребителя. Desert Sun Mining & Gems нанимает местных индийских подростков, чтобы помочь выбрать солнечные камни из руды. Это также хорошая помощь местному сообществу. Каждый такой работник обычно отбирает от 10 до 11 кг камней в день, но некоторые могут выбрать до 17 кг. Компания недавно повысила почасовую заработную плату сборщиков на 20% при том, что уровень безработицы в сообществе 87%.

Мириам Камау - шахтер и дилер из Кении

Мириам Камау, владелец Mimo Gems Traders Ltd. в Найроби прошла путь от шахтера и офисного помощника дилера до представителя своей страны на международной арене торговли цветными драгоценными камнями. Ее карьера не только изменила ее жизнь, но и вдохновила многих женщин в Кении. Она родилась и выросла в Найроби. Поступила на работу в американский ювелирный магазин. Вначале она просто встречала посетителей и выполняла мелкие поручения босса. Но ей стало интересно и она стала задавать вопросы. По счастью, ее работодатель щедро поделился с ней своими знаниями и не возражал против того, чтобы она работала со своей клиентурой и даже заключала с ними сделки. Когда он был в отъезде, а остальные сотрудники офиса отсутствовали, Камау посетила район добычи, чтобы поговорить с клиентами, в основном женщинами, которые привозили камни в офис. Она многому научилась у этих женщин-шахтеров. Она также поняла, что ей нужно вернуться в школу для формального обучения торговле драгоценными камнями. Она прошла курсы обучения в Найроби и Йоханнесбурге по идентификации алмазов и цветных драгоценных камней.

Вернувшись в Кению, Камау запустила свой собственный бизнес оптовой и розничной торговли драгоценными камнями в Найроби. За это время она познакомилась со многими важными людьми в этой отрасли и появилась возможность стать торговым представителем по экспорту камней в Таиланд. Камау всегда хотела путешествовать и решила не упускать такую возможность. Эта поездка открыла ей мир за пределами Африки. Затем ее торговые контакты оценили в Международной ассоциации цветных драгоценных камней, и она стала послом ICA в Кении. В этой роли она завоевала доверие местных кенийских шахтеров как представитель их интересов.

Когда Камау начала свой собственный бизнес, она вынуждена была преодолевать предрассудки, так как в кенийской торговле драгоценными камнями традиционно доминировали мужчины. Только совсем недавно Кения начала предоставлять лицензии на добычу женщинам. Хотя женщинам в Африке часто небезопасно работать в отдаленных районах добычи, Камау легко адаптировалась к жизни в буше и построила процветающий бизнес. Сейчас у нее собственная шахта, где она работает с братом и другими шахтерами.

Все больше женщин в Кении узнают о Мириам Камау и интересуются ее карьерой. В настоящее время Камау является ключевым членом кенийской ассоциации по расширению прав и возможностей женщин в горнодобывающей промышленности. Камау помогла организовать первое ювелирное шоу, посвященное роли кенийских женщин в торговле. Второе шоу состоится в июле 2018 года. Камау очень оптимистично оценивает будущее Кении как центра торговли драгоценными камнями в Африке. Она говорит, что правительство очень их поддерживает и она видит много положительных изменений, происходящих в горнодобывающей отрасли.

Бирюза Арканзаса

Avant Mining (Jessieville, Arkansas) представила неожиданный материал: бирюза из округа Полк, штат Арканзас. По словам владельца, Джеймса Зиграса, это единственное бирюзовое месторождение в США, расположенное за пределами юго-запада. Были показаны калиброванные товары и образцы от сине-зеленого до зеленовато-голубого цвета (рисунок 16). Также на стенде был валун размером 245 фунтов, раскопанный в 1982 году и отполированный в 2018 году Майклом Бэком (Copper Canyon Lapidary & Jewelry, Sedona, Arizona). Это самый большой самородок американской бирюзы. Месторождение было куплено Зиграсом у предыдущего владельца в 2017 году вместе с 2 тоннами бирюзового грунта. Он ожидал, что источник принесет планерит, и с удивлением обнаружил, что материал близок к идеалу для бирюзового планерита. В январе 2018 года испытательная траншея работала в течение семи дней. За это время месторождение произвело приблизительно 1000 фунтов бирюзы из старого шахтного ствола. Жилы расположены примерно на 10 футов ниже поверхности земли.

Продолжение следует

Предыдущие конкурсы

Тусон 2015

Тусон 2016

Тусон 2017


ФОТОГАЛЕРЕЯ выставки


  • Биколор турмалин. Лягушка, вырезанная Даниэлой Беккер

  • Биколор берилл из Украины

  • Изумруды из Зараета, Афганистан, 23,43 карата и 4,46 карат

  • 54.07 каратный резной лунный камень

  • Эфиопский сапфир

  • Необработанный биколор топаз, 1,907 кг, из Волынского месторождения Украины

  • Резной лавандовый нефрит

  • 34,22 каратный сапфир из Шри-Ланки огранки "подушка"

  • 7,72 каратный черный опал из Lightning Ridge, Австралия

  • Кольцо зеленого и ледяного нефрита

  • 10,8-каратный сапфир биколор

  • Золото в кварце из шахты Red Bank в Калифорнии

  • 15.69 каратный родохрозит изумрудной огранки из шахты Climax в Колорадо

  • Берилловая разновидность воробьевита из провинции Бадахшан, Афганистан

  • Рубеллит «Tarugo» размером 85 см и весом 82 кг из Minas Gerais, Бразилия. Рядом находятся Ричард Фримен (слева) и Джеймс Эллиот (справа)