Menu

Тиара «Русский кокошник»

Давным-давно жили-были за морем, в аглицом королевстве принц и принцесса Уэльские. И звали их Альберт и Александра.

Матушка принца, королева Виктория, как известно, правила долго и счастливо. (До сих пор почти век ее правления англичане вспоминают с ностальгическим вздохом как «золотой век» Соединенного королевства.)

Поэтому свою серебряную свадьбу в 1888 г. королевские особы праздновали все еще наследниками престола. Однако это не помешало всему королевству отметить этот славный юбилей с большим размахом. Поздравления и шикарные подарки текли широкой рекой.

В преддверии празднеств группа знатных дам, назвавших себя Дамы из Общества, испросила аудиенцию у принцессы Александры. После небольшого вступления, состоявшего из обязательных в приличном английском обществе разговоров о погоде, дамы приступили к цели своего визита.

- Ваше Королевское Высочество, - начала одна из них. Вероятно, это была леди Солсбери – именно она была вдохновительницей всего этого мероприятия, - мы хотели бы сделать подарок к вашему юбилею, но такой, чтобы вам было приятно его принять, с удовольствием любоваться и носить его долгие годы.

Мария София Фридерика Дагмар, императрица Мария Федоровна в драгоценном кокошнике

- Милые дамы, - ответствовала принцесса, - Я хотела бы иметь такую же тиару, как у моей милой сестренки Минни, ныне русской императрицы Марии Федоровны. У нее совершенно ошеломляющая коллекция драгоценностей. Но эта тиара мне нравится больше всего. Кажется, такой убор называется «kokoshnik». Русский стиль – это так модно сейчас! Надеюсь, мы тоже не лыком шиты и не посрамим британскую корону.

Так это было или не совсем так, доподлинно известно только то, что такой или приблизительно такой разговор состоялся, после чего 365 знатнейших леди королевства разошлись и разъехались по своим фамильным замкам и, покопавшись в заветных шкатулочках, ларчиках и шкафчиках, извлекли оттуда немножко бриллиантов. В целом получилась солидная горка. Леди Солсбери, как предводительница, пожертвовала два самых крупных в 3,25 карата.

Не сказать, чтобы обошлось без склок. Не сразу удалось набрать нужное количество подписантов. Многие хотели выслужиться перед королевскими особами, преподнеся индивидуальный подарок. Все же конфликт был как-то отрегулирован и комитет приступил к надлежащим приготовлениям.

Работу поручили уже известному к тому времени ювелирному дому "Garrard&Co", уже давно работавшему для королевских особ, и, кстати, здравствующему и поныне.

По желанию Александры тиара была выполнена в форме национального русского головного убора.



Конечно, русскому читателю не нужно долго объяснять что такое кокошник.

Кокошник княгини Орловой-Давыдовой на костюмированном балу 1903 г.

Но все же попытаюсь напомнить, что кокошник заостренной или скругленной формы носили только девочки или незамужние женщины. Кокошник позволяет открыть косу. А коса, как известно, – девичья краса. Замужние женщины носили головные уборы, полностью скрывающие волосы., например, кику или, на худой конец, платок. Показаться вне дома «простоволосой» считалось большим позором. Кокошник делали на матерчатой основе. Простолюдины украшали его узорами в тон к сарафану, а знатные боярышни жемчугом или другими драгоценными камнями. Такое негласное правило среди знати просуществовало до реформ Петра I, а в крестьянской среде вплоть до революции.

В начале 19 в. при русском дворе возникла мода на все русское, вдохновленная, по всей видимости, Отечественной войной 1812 г. Знать даже попыталась перейти с французского языка на русский. Все национальное считалось большим шиком в аристократическом обществе. Но этот новый русский стиль был адаптирован к реалиям нового времени. Богато украшенные, часто целиком состоящие из драгоценностей, разнообразной формы кокошники одели как незамужние, так и замужние светские дамы. Передняя часть волос оставалась открытой, а на спину струилась полупрозрачная вуаль. Все это было столь прекрасно, что буквально ошеломило своей «восточной экзотикой» все европейские дворы и, учитывая многочисленные родственные связи императорской фамилии, быстро вошло в моду и в западной Европе.

Особенно ошеломил весь Вестминстер петербургский бал 1903 г, на котором присутствовала вся русская знать в сиянии своих самых великолепных драгоценностей и где в последний раз была сделана фотография полностью всей русской императорской фамилии.

Но мы немного отвлеклись. Итак, фирма Garrard&Co выполнила все в соответствии с требованиями заказчиков. Фирма изготовила ,бриллиантовую диадему из белого и желтого золота. Подобно тиаре Марии Федоровны тиара Александры была скомпонована из отдельных но более скругленных зубцов, расположенных на некотором расстоянии друг от друга. Зубцы были усеяны бриллиантами закрепки паве. Всего в бахроме тиары было 77 таких зубцов, а вся тиара была заполнена более чем 400 бриллиантами. Кроме того, как и все франжевые тиары, эта также легко трансформировалась в ожерелье и ее можно было носить и таким образом. Ювелир изготовил и упаковал тиару в футляр. Вместе с тиарой преподнесли роскошный альбом с подписями каждой женщины, которая пожертвовала деньги на подарок. Окончательная стоимость всех работ составила около 4 400 фунтов стерлингов.

Александра была в восторге! «Подарки были очень хороши. Дамы из Общества преподнесли мне ослепительно сияющую бриллиантовую тиару», - писала она своей тете, Великой Герцогине Мекленбург-Стрелиц. Угодили с подарком!

Примерно через месяц после презентации Sydney Morning Herald опубликовал отчет о юбилейном приеме. Они описали тиару следующим образом: «Алмазная тиара, которую дамы Англии представляли принцессе Уэльской, и которая является точной копией той, что принадлежит ее сестре, императрице России, вдвойне прекрасна. Тиара овальной формы, и ее можно носить либо на голове, либо на шее. Она состоит из ряда прямых шипов, самых длинных посредине и плавно уменьшающихся по краям. Каждый зубец включает в себя шесть или восемь бриллиантов. Камни очень хорошего качества, а те, Посредине самые крупные».

Первый публичный показ тиары произошел несколько лет спустя, когда Александра надела диадему на свадьбу своего второго сына, герцога Йоркского (позже короля Георга V) и принцессы Марии из Тек в 1893 году.

Александра с дочерьми на свадьбе своего сына Георга с Марией Тек

Два года спустя Garrard переделал тиару: 16 из самых маленьких бриллиантовых зубцов были удалены. Сейчас тиара состоит из 61 градуированных полос, в которые вмонтированы в общей сложности 488 бриллиантов. После того, как в 1901 г Александра стала королева-консорт, газетные публикации взахлеб расхваливали ее ювелирную коллекцию, называя кокошник «одним из самых прекрасных украшений». В прессе её кокошник называли «русская тиара», а также «солнечная тиара».

После смерти Александры в 1925 г., кокошник был унаследован ее невесткой, королевой Мэри. Мария обожала драгоценности. Она не только активно приобретала их, но часто и сама заказывала ювелирам все новые и новые украшения. Придворные и не придворные ювелиры трудились, не покладая рук. На момент смерти королевы Александры собственная сокровищница Марии ломилась от всякого добра. Но она не могла устоять перед этой стеной бриллиантов. В ней она позирует для портрета фотографу Хей Райтсона в 1934 году: в кокошнике и в еще одной из драгоценностей Александры - ее бриллиантовым воротнике.

Королева Мария в тиаре "Русский кокошник"

После смерти ее супруга, короля Георга V, ее сын, взошедший на трон Эдуард VIII вскоре отрекается от престола из-за женитьбы на разведенной американке. Новым королем становится ее второй сын Берти под именем Георга VI. Хотя Мария передала изрядную долю своих драгоценностей его супруге - Елизавете Боуз-Лион, с тиарой «Русский кокошник» она не пожелала расстаться, посчитав ее своей личной собственностью, а не собственностью короны.

Но ах, ничто не вечно! В 1953 г. умерла и Мария и ее «Русский кокошник» все же достался ее невестке - королеве-консорт Елизавете. По другим источникам королева Мария завещала тиару непосредственно свой внучке, Елизавете II. Тем не менее, на нижнем фото мы видим в ней королеву-мать в молодых годах.

Королева-консорт Елизавета в "Русском кокошнике", ныне почившая королева-мать

Королева-мать, в отличие от свекрухи, не пожадничала, а в скором времени передала тиару своей царственной дочери. Елизавета II очень полюбила эту великолепную тиару и с тех пор она довольно часто предстает перед публикой в этом украшении.

В 1954 г. в "Русском кокошнике" королева открывала парламентскую сессию в Мельбурне (Австралия). В 1958 г. королева надевает кокошник вместе с ожерельем королевы Александры Дагмар на ужин в немецком посольстве в Лондоне. О, эта тонкая ирония королей! (Александра всю жизнь питала большую антипатию к Германии из-за датско-немецких территориальных конфликтов девятнадцатого века. Также, как и ее сестра, императрица Мария Федоровна.)

В 1959 г. тиару выставляют в торговом доме Кристи в Лондоне на специальной выставке «Вечные бриллианты»

Королева также появляется в «Кокошнике» во время официального визита в Ватикан, государственных визитов в Гану, Судан, Мексику, Индию, Шри-Ланку, Нидерланды, Малайзию и Ямайку, на балу в Валетте (Мальта), встрече премьер-министров стран содружества в Букингемском дворце.

В 1992 г. коричневую бархатную базу заменяют на светло-серую.

Популярность этой тиары обусловлена ее универсальностью и тем, что она так хорошо сочетается с множеством других драгоценных камней. Елизавета сочетала его с многочисленными ожерельями, в том числе: рубиново-бриллиантовым Grevill, коронационным ожерельем, золотым юбилейным ожерельем королевы Виктории, ожерельем с бразильскими аквамаринами, сапфирами Георга VI и, конечно же с бриллиантовым нагрудником Александры Дагмар -королевы Александры. Простой, классический дизайн этого произведения искусства и по сей день, как и век назад, смотрится очень современно.

Другие тиары в стиле «кокошник»

Как уже было ранее сказано стиль такой тиары очень впечатлил все знатные дома Европы, а также иные вестернизированные страны. Ниже вы видите примеры таких тиар в стиле «кокошник».

Югославская принцесса Ольга в жемчужно-бриллиантовой тиаре-кокошник.

Лучистая жемчужно-бриллиантовая тиара императрицы Японии Мичико на крон-принцессе Масако

Герцогиня Савойская Иоланда в тиаре в стиле «кокошник» в день своей свадьбы, 1939 г.

Жемчужно-бриллиантовая тиара-кокошник Савойского дома, Италия.

Тиара княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой (1861-1939). Платина, лучи усыпаны бриллиантами. Выполнена Картье в 1927 году. В центре когда-то был желтый бриллиант, но позже он был заменен синим звездчатым сапфиром.

Одна из последних «прогулок» тиары-кокошник в стиле арт деко. Свадьба Матильда де Солис-Бомонт и Карлоса Фиц-Джеймса Стюарта, 14-го герцога Хюскара 18 июня 1988 года. Ранее тиара принадлежала герцогине Альба.

Бриллиантовая тиара в стиле «кокошник». Начало 19 века. Изначально принадлежала императрице Елизавете Алексеевне, жене императора Александра I. Ниже на фото: императрица Александра Федоровна в этой тиаре, 1910-е годы.

Бриллиантовая тиара-кокошник, сделана для Виды, графини Клайв в 1910 году. Выполнена как серия бриллиантовых волн-завитков, расходящихся от трех больших грушевидных бриллиантов. Продана на Сотбис в мае 2007 года за 300 тыс. швейцарских франка.

Парные кокошник-тиары с синей эмалью. Изготовлены Chaumet в 1911 году для Констанции Эдвины Корнуоллис-Уэс, первой жены Хьюго Ричарда Артура Гросвенора, второго герцога Вестминстерского. Украшена полосами из 280 бриллиантов, которые сверкают невообразимыми цветами на фоне синей эмали и платины.

Эдвардианская тиара в стиле «кокошник». Выполнена в 1905 г. 18-каратное золото и платина, бриллианты. Основная часть изделия с веточками листьев и цветов с обеих сторон удерживается парой алмазных бантов из круглых бриллиантов. Большой круглыый алмаз сияет в верхней части среди лавровых листьев.

Рубиново-бриллиантовая тиара, Изготовлена Болином в 1891 году по заказу великого князя Михаила Михайловича в подарок своей невесте Софии, графине Мернебергской. Унаследована ее дочерью Надеждой, впоследствии маркизой Милфорд-Хевен (Великобритания). Сейчас продана российскому бизнесмену. Серебро, 14К золото, 70 кабошонов рубина, 822 бриллианта старой огранки.

Бриллиантовая тиара принадлежала Великой Герцогине Хильде из Бадена (1864-1952), дочери великого герцога Люксембургского. Шмидт Штауб разработал ее для Картье в 1906-1907 гг. На соединительных полосах висят одиннадцать градуированных бриллиантов общим весом 15 карат. Самый большой из них весит около 5 карат. Кроме того, в тиаре установлено с 457 бриллианта старой огранки и 225 бриллиантов огранки «восьмерка» общим весом около 75 карат. Золото, платина.

Шведская аквамариновая тиара-кокошник. Изначально принадлежала принцессе Маргарет Коннахт (Ирландия), которая вышла замуж за будущего короля Швеции Густава VI Адольфа. После ее внезапной смерти драгоценности унаследовали ее пятеро детей. Сейчас тиара принадлежит принцессе Маргарет, вышедшей замуж за британского бизнесмена Джона Амблера и переехавшей в Великобританию. Тиару иногда заимствуют ее родственники. Принцесса Мадлен в авамариновой тиаре.

Диадемы Марии Федоровны. Единственная из диадем царской семьи, которая сохранидась в России. Богато украшенная бриллиантами, с подвесами-бриолетами, которые сверкали и искрились при каждом повороте головы владелицы, с центральным редким нежно-розовым бриллиантом в 13,35 карата, первоначально принадлежала вдовствующей императрице императора Павла I. В ней она изображена на нескольких ее портретах. Позднее использовалась как подвенечный убор великих княгинь. Хранится в Алмазном фрнде.

Сапфировая тиара-кокошник императрицы Марии Федоровны была частью паруры, которая уже больше не существует. Тиара сделана из сапфиров и бриллиантов, установленных в золоте. Ривер из бриллиантов, которыми был отделан верх кокошника, был съемным и его можно было носить отдельно как ожерелье. В комплекте также было сложное сапфировое и бриллиантовое ожерелье, корсажная и еще и несколько других брошей. Самый большой сапфир кокошника составлял 160 карат, и теперь он, вероятно, принадлежит Елизавете II.

Изумрудно-бриллиантовая шведская тиара. Сделана в 2017 году, в стиле арт деко и включает в себя серию бриллиантовых палметт, увенчанных набором градуированных грушевидных изумрудов. Подарок короля Швеции Карла XVI Густава и королевы Сильвии герцогине Софии Хелквист по случаю ее свадьбы с принцем Карлом Филиппом. Новая тиара для королевской невесты в наши дни необычна, но это приобретение имеет большой смысл в контексте коллекции тиар шведской королевской семьи. Диадема переделана из ожерелья, подаренного королеве Сильвии тайским принцем.

Франж-тиара герцогини Файф, свадебный подарок короля Эдуарда VII и королевы Александры своей дочери, принцессе Луизе, в бытность их еще принцем и принцессой Уэльскими. Выполнена Хэнкоком, лондонским ювелиром, и описывалась как тиара с «элегантным дизайном чередующихся лучей из градуированных бриллиантов, длина которых варьируется от почти двух дюймов в центре до половины дюйма на концах, каждый чередующийся луч немного сужен, что существенно добавляет изящества и красоты. Ювелиры обеспечили значительный эффект легкости тиары за счет введения тонких линий между более высокими».

Тиара леди Эдсины Маунтбэттен. Общий дизайн, вдохновленный формой традиционного кокошника, смягчается извилистым орнаментом из листьев. Выполненная с минимальным количеством платины, отделанная прекрасным декором из зерни, который смягчает жесткость геометрического узора с плавными формами старых бриллиантов. Изготовитель точно не известен. Тиара отображает нечеткие клейма производителя, которые могут быть интерпретированы как Chaumet, но все же установлена в корпусе Cartier. Леди была известная красавицей, женой последнего вице-короля Индии. Она не упивалась своими привилегиями, а посвятила себя гуманитарной деятельности на протяжении всей своей жизни.

Прекрасная антикварная кокошник-тиара, находившаяся во владении императрицы Марии Александровны, в которой она сфотографирована в 1908 году. В тиаре семь сапфировых кабошонов, все они закреплены в скоплении бриллиантов, расположенных в геометрическом узоре. Когда императрица умерла в 1880 году, она оставила основную часть своих сапфиров, включая этот кокошник, своему сыну великому князю Алексею. Из-за его морганатической свадьбы, кокошник не использовался в течение нескольких лет. После смерти Алексея сапфиры унаследовал его брат Павел. Великий князь Павел подарил тиару своей жене княгине Ольге Палей. Где сейчас эта тиара неизвестно.

Русская аквамариновая тиара-кокошник. Сделана примерно в 1900 гг. Скорей всего принадлежала императорской семье, вероятно императрице Александре Федоровне, так как явно сочетается с брошью работы Фаберже с великолепным крупным сибирским аквамарином, и была продана после революции. В 1920-х годах ее приобрел Wartski. В 1980 г. перепродана на Сотби и несколько лет спустя вновь появилась на Кристи. Аквамарин - камень, кеоторый лучше всего смотрится в прямоугольных огранках. Здесь мы видим идеальное дизайнерской решение, гармонично сочетающее прямоугольные аквамарины с изящной линией окантовывающих их бриллиантов. Принадлежит одной из европейских благородных семей.

Прусская или эллинская тиара. Изначально принадлежала королеве Пруссии Виктории Луизе. Виктория подарила ее своей единственной дочери Фредерике, вышедшей замуж за наследного принца Греции. Их дочь, принцесса Греции и Дании часто надевала тиару на официальных мероприятиях. В 1962 году в этой диадеме принцесса София вышла замуж за испанского принца Хуана Карлоса и тиара стала частью испанской коллекции. В первые годы брака, сначала как принцесса, а затем как королева, королева София регулярно носила тиару. Однако, поскольку ее выбор тиары рос, то ее дочери начали появляться в прусской тиаре. После брака принца Астурийского, практически единственным членом семьи, который ею пользуется, является его жена, принцесса Летиция.

Бриллиантовая тиара-кокошник из черной стали была сделана для румынской королевы Марии (1875-1938), урожденной принцессы Эдинбургской. Сделана Картье по специальному заказу в 1914 году и относится к серии тиар, сделанных французской фирмой примерно в это время, когда она экспериментировала с недрагоценными материалами. Эта тиара сочетает черную сталь с установленными в платину драгоценными камнями. Пограничные полосы выполнены из калиброванных рубинов, центральная часть тиары включает в себя тринадцать грушевидных бриллиантов, установленных в рубиновые рамах, и одинарные бриллианты круглой огранки, хорошо контрастирующие с суровым фоном черной стали. В то время как другие драгоценности, принадлежавшие королеве Марии, были потеряны или разобраны с течением времени, кокошник вернулся в коллекцию Картье.

Розенберг тиара-кокошник. Руфь, графиня Розенберг.

Кокошник сделан придворным датским ювелиром Драгстедом в 1930-х годах по заказу принца Вигго, графа Розенберга (1893-1970), внука датского короля Христианина IX, для его жены. Так как у них не было детей, тиару унаследовала его невестка, шведская принцесса Маргарет, которая вышла замуж за датского принца Акселя. Тиару затем использовали графиня Рут (1924-2010), жена сына Акселя, Флемминга. После ее смерти тиара была выставлена на аукционе в 2012 году. Оценочная стоимость более $200 тыс., но тиару так и не купили. Тиара украшена линиями гранатов, пятилепестковыми цветами из гранатов с дополнительным орнаментом из бриллиантовых и гранатовых листьв, установленных в платину и золото. Верхний ряд бриллиантов отсоединяется и может быть использован как ожерелье.

Сапфирово-бриллиантовая тиара-кокошник великой княгини Марии Павловны, жены великого князя Владимира Александровича, третьего сына Александра II, также известной как великая княгиня Владимирская. Княгиня очень надеялась получить в наследство сапфирово-бриллиантовый кокошник императрицы Марии Александровны. Но ей только дали его поносить на большой прием в Государственной Думе в 1906 году. Увы, кокошник достался великой княгине Ольге. Разочаровавшись, она решила сделать почти подобный. В 1909 году Картье сделал для нее легендарный платиновый кокошник. Кокошник украшен 6 крупными кабошонами сапфира общим весом 102.16 карат и усыпан бриллиантами. После революции княгиня распродавала свои драгоценности. Львиная доля досталась британской короне. А эту тиару купила Мария, королева Румынии, которая надела ее в день коронации в 1922 году.

Франж-тиара кокошник королевы Александрины. Великая Княгиня Анастасия Михайловна (1860-1922) получила ее в качестве свадебного подарка от своего дяди, царя Александра II, когда она вышла замуж за Фридриха Франца III Мекленбург-Шверин в 1879 году. Тиару унаследовала их дочь, Александрин Огюст Мекленбург-Шверин (1879-1952), вышедшая замуж за будущего короля Дании Кристиана X в 1898 году. Александрин очень любила эту тиару и часто надевала ее. Именно благодаря королеве Александрин мы связываем эту тиару с датской королевской семьей. Александрин оставила тиару своему сыну, принцу Кнуту и её носила его жена, принцесса Кэролайн Матильда (1912-1995) ). Сейчас тиара перешла к их сыну, графу Ингольфу Русенборг и тиару часто носит его жена, графиня Сусси. Принцесса Елизавета, сестра Ингольфа, также имеет возможность носить тиару. Все франжевые тиары похожи. Но здесь лучи расположены через небольшие промежутки, Пространство, которое они создают, придают тиаре более светлое, более воздушное ощущение.

Прусская меандровая тиара. Она была свадебным подарком герцогине Сесиль Мекленбура-Шверин от ее жениха Вильгельма, германского наследного принца и наследного принца Пруссии в 1905 году. Затем случилась Первая мировая война и отец Вильгельма, король Вильгельм II отрекся от престола. Прусская монархия была упразднена и королевская семья отправилась в изгнание. Тиару ей удалось сохранить. В 1938 году принц Луи Фердинанд, второй сын и наследник наследного принца Вильгельма и принцессы Сесили, женился на великой княгине Кире Кирилловне, дочери главы Дома Романовых в изгнании. Тиара перешла к ней. В 1965 Кира Кирилловна передала тиару своей дочери - принцессе Мари-Сесиль после ее свадьбы с герцогом Фридрихом Августом Ольденбург. Тиару также носила другая дочь, принцесса Ксения, в 1973 году, когда она вышла замуж за Пер-Эдварда Литандера. В 2011 году тиара вновь появилась из небытия. Ее надела на свою свадьбу принцесса Софи Изенбург с прусским принцем Георгием Фридрихом - нынешнем главой Дома Гогенцоллернов. На снимке: принцесса Виктория Луиза в фамильной тиаре в день свадьбы с принцем Фердинандом Лайнинген

Изумрулно-бриллиантовая югославская тиара. В тиаре семь кабошонов изумруда. Входила в паруру с большим ожерельем, выполнена придворным русским ювелиром Болином. Изумруды изначально принадлежали императрице Марии Александровне, жене царя Александра II, которая оставила их сыну, великому князю Сергею в 1880 году. Носила тиару его жена, великая княгиня Елизавета Федоровна ( принцесса Элизабет Гессенская), в ней она на 2 официальных портретах. В 1905 году великий князь был убит террористами, а княгиня рассталась со своими драгоценностями и ушла в монастырь. В 1918 году и ее зверски убили революционные массы. Тиару еще в 1908 году Елизавета подарила племяннице, великой княгине Марии Павловне. После революции Марии удалось вывезти тиару за границу. Нуждаясь, великая княгиня Мария Павловна открыла русскую вышивальную лавку, а в 1922 году, чтобы заполнить заказ для Шанель, она продала тиару и ожерелье королю Югославии Александру. Король преподнес тиару в качестве свадебного подарка своей невесте, румынской принцессе Марии в 1953 году. После окончания 2 мировой войны ее сын, король Петр, эмигрировавший в Лондон, продал паруру Van Cleef & Arpels за $20 тыс. Van Cleef & Arpels сняли ценные изумруды Романовых, продали их неизвестному покупателю, заменили их стеклом и сдают тиару в аренду разным знаменитостям.