Menu

ИЗУМРУДНО-БРИЛЛИАНТОВАЯ ТИАРА КОРОЛЕВЫ ВИКТОРИИ

Альберт Саксен-Кобург-Готский

Принц-консорт Альберт, супруг королевы Виктории родился 26 августа 1819 года. Он получил очень хорошее образование. В боннском университете Альберт изучал право, философию, экономику и историю искусств.

Брак его с королевой Викторией состоялся 10 февраля 1840 г. Они были ровесниками и приходились друг другу двоюродными братом и сестрой. Принц Альберт получил титул Его Королевское Высочество, его назначили членом Тайного совета. Их брак оказался гармоничным союзом, одним из самых успешных королевских браков. Они произвели на свет 9 детей.

Первоначально к принцу отнеслись очень настороженно в британском обществе из-за его немецкого происхождения. Однако его геройское поведение при трех покушениях на королевскую чету тронуло сердца его подданных до такой степени, что британский парламент назначил его регентом над несовершеннолетним наследником в случае смерти Виктории. Принц Альберт в полной мере принимал во внимание чувствительность британского парламента и общественности и на начальном этапе старался держаться в тени как принц-консорт.

Всю свою жизнь принц придерживался прогрессивных взглядов, Виктория была более консервативна. Будучи главным советником королевы и ее личным секретарем он побуждал свою жену проявлять больший интерес к деятельности в области промышленного развития, социального обеспечения, образования. Сам Альберт занимал такие общественные должности, как президент Общества по устранению рабства, канцлер Кембриджского университета, президент Общества искусств и президент Британской ассоциации содействия развитию науки. Кроме того, он патронировал многие государственные образовательные учреждения. До сих пор в Лондоне показывают построенный им квартал для рабочих с соответствующей социальной инфраструктурой.

Принц последовательно придерживался научных взглядов. Иногда это приводило к конфликту с Церковью. Например, его предложение присвоить рыцарство Чарльзу Дарвину после опубликования его «Происхождения видов» было отклонено.

Его особый интерес к научно-техническому прогрессу привел его к идее организации Великой всемирной выставки 1851 года с тем, чтобы продемонстрировать производственные достижения Великобритании, организовать обмен техническими знаниями с другими странами и стимулировать дальнейшее совершенствование британской промышленности. Несмотря на противодействие со стороны Палаты лордов и Палаты общин, выставка состоялась, имела колоссальный успех и принесла прибыль в общей сложности 186 000 фунтов стерлингов, которые были потрачены на покупку земель и учреждение музея. Это было одним из самых больших достижений принца Альберта.

Умер принц рано, в 42 года от воспаления легких. Виктория до конца своих дней погрузилась в траур.

Со времен Ост-Индской компании, когда солнце никогда не заходило над Британской империей, монарший дом Великобритании накопил огромные богатства. Королева Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, императрица Индии Виктория, как глава одной из самых мощных монархий в мире, чей период царствования длился 63 года и 7 месяцев (с июня 1837 по январь 1901 года) и был самым длинным в истории британской монархии, обладала сказочной коллекцией украшений всех сортов, а также великолепной коллекцией выдающихся драгоценных камней.

Дизайн этой великолепной изумрудно-бриллиантовой тиары королевы Виктории был разработан ее супругом, принцем-консортом Альбертом Саксен-Кобург-Готским и выполнен придворным ювелиром Джозефом Кичингом под его руководством в 1845 году.

Принц Альберт был человеком разносторонних талантов. На людях дипломатично уходя в тень, он, будучи главным советником королевы, принимал активное участие в развитии искусств, науки, промышленности и торговли и был вдохновителем Великой выставки 1851. Поэтому нет ничего удивительного и в его достижениях в области ювелирного дизайна. И эта тиара - живое тому свидетельство. Кроме того, он разработал дизайн, по крайней мере, еще трех диадем для своей любимой жены королевы Виктории. Их демонстрировали на выставке тиар королевских семей Европы в музее Виктории и Альберта в 2002 году.

Изумрудно-бриллиантовая тиара была одной из самых любимейших драгоценностей Виктории, она была запечатлена в ней два раза, в том числе и на знаменитом портрете королевской семьи работы Винтерхальтера (1846).

Королевское семейство в 1846 году. Портрет работы Winterhalter

Диадема представляет собой редкий и типичный пример диадемы 19 века, созданной в неоготическом стиле.

Готический стиль возник в Европе вследствие крестовых походов под влиянием арабских и ближневосточных мотивов и господствовал в искусстве с середины 12 по начало 16 века. Кроме всем нам известных примеров из архитектуры этот стиль отразился также и в произведениях прикладного искусства, в том числе и в ювелирном деле. Для готических украшений характерен символизм и философский подтекст, размышления о бренности бытия и о стремлении к Небу. В них достаточно много мистики, именно в этот период развились представления о магической силе драгоценных камней. Их использовали как талисманы и обереги и даже как лекарство, именно поэтому тогда сложился такой обычай - носить их как можно больше, на каждом пальце рук. Ведущим направлением искусства была церковная архитектура и церковный декор, также наполненный христианской символикой. Поэтому все художественные произведения подражали им, что отражалось в виде проявления архитектурных мотивов в каждом изделии. Готический стиль сменил романский и предшествовал Ренессансу.

Королева Виктория в изумрудно-бриллиантовой тиаре. Фрагмент портрета

В этой диадеме королевы Виктории мы видим все характерные черты неоготического стиля. Особенно бросаются в глаза изогнутые шипы, декорированные бриллиантами и увенчанные кабошонами изумрудов. Форма, перекликающаяся с готической архитектурой. Еще одна характерная готическая черта – четырехлистники изумрудов на венчике тиары. Некоторые кабошоны изумрудов имеют форму мандорлы. Совершеннейший образец готики в нашем представлении, глубоко вошедшем в наше сознание. Именно в таких коронах (по современной терминологии - коронетах) предстают перед нами короли и королевы на иллюстрациях к сказкам и в мультфильмах.

База тиары состоит из двух параллельных полос с сотнями небольших круглых белых бриллиантов круглой бриллиантовой огранки. Две полосы соединены друг с другом короткими вертикальными ребрами с двумя круглыми бриллиантами бриллиантовой огранки. Каждое прямоугольное пространство между двумя ребрами занимает большой прямоугольной формы изумруд.

Венчик тиары выполнен в виде завитков, инкрустированных бриллиантами. На конце - большие круглые бриллианты бриллиантовой огранки. В точках соприкосновения завитков возвышаются чередующиеся длинные и короткие шипы. Длинный шип венчается большим каплевидным кабошоном изумруда, по своей форме, приближающимся к мандорле. В основании длинного щипа установлен четырехлистник изумруда. Каждый короткий шип состоит из большого изумруда барочной огранки с круглым бриллиантом на конце.


Судьба этой диадемы в настоящее время не известна. Диадема не принадлежала к драгоценностям британской короны, а была в личной собственности королевы. Известно, что королева завещала ее одному из своих девяти детей или их потомкам, но не по главной линии.

На снимке справа мы видим портрет ее внучки, герцогини Виктории Гессен-Дармштадской (дочь великого герцога Гессенского Людвига IV и британской принцессы Алисы, внучка королевы Виктории, в браке — маркиза Милфорд-Хейвен, супруга Людвига Александра Баттенберга. Сестра русской императрицы Александры Федоровны и великой княгини Елизаветы Федоровны, бабушка Филиппа, герцога Эдинбургского, супруга королевы Елизаветы II), сделанный в 1880-е годы. Диадема надета на бархатную шапочку, что еще больше приближает ее к короне. Вероятно, это часть костюма на костюмированном балу. Считается, что диадему просто одолжили герцогине.

Несколько десятилетий спустя мы видим эту тиару на Кэролайн Уорсли, герцогине Файф, надетой по случаю открытия парламента в 1960 году. (Супруги развелись шесть лет спустя и Кэролайн с тех пор вступила в повторный брак). На рисунке слева можно сравнить фото герцогини Файф с портретом королевы Виктории. Причем, герцогиня предстает во всей parure.

Диадема демонстрировалась на выставке в 1997 году «Сто диадем - эволюция стиля, 1800-1900», организованной Джеффри Манном, управляющим директором известной антикварной компании Wartski. В своей книге «Диадемы: История и Великолепие» Джеффри Манн утверждает, что тиара находится в целости и сохранности в руках потомка королевы Виктории, который был достаточно любезен, чтобы дать ее Wartski для выставки 1997 года, но имени владельца не называет.

Есть предположение, что настоящие владельцы изумрудно-бриллиантовой тиары королевы Виктории, как и сапфировой диадемы, граф и графиня Harewood. Однако, исходя из фотографии 1960 г., разумно предположить, что тиарой владеют герцоги Файф – потомки сына королевы Виктории, Эдуарда VII, но не хотят обнародовать этот факт. Высказывается также предположение, что тиара находится в семье Карнеги, т.к. в 1960-х годах он имел к ней доступ и именно у него Манн позаимствовал тиару для фотографии к своей книге. Ходят также слухи, что сейчас диадема продана и размонтирована.


Изумрудная парура королевы Виктории на выставке драгоценностей

САПФИРОВЫЙ КОРОНЕТ КОРОЛЕВЫ ВИКТОРИИ

В 1840 году королева Виктория выходила замуж за принца Альберта. Накануне свадьбы принц подарил своей невесте кластерную брошь с прекрасным сапфиром. Она и поныне украшает коллекцию королевских драгоценностей. Ёе называют просто «брошь Альберта».

Двумя годами позже, в 1842 году, принц решил дополнить брошь небольшой, но изящной сапфировой тиарой. Дизайн украшения разработал сам принц Альберт, вдохновленный, вероятно, диадемой на портрете королевы Генриетты Марии. Дизайн также напоминает Saxon Rautenkranz (венец из цветов руты, идущий по диагонали через саксонский герб), цирклет с герба принца.

Эта сапфирово-бриллиантовая тиара выполнена, как и вышеописанная изумрудная, в неоготическом стиле. На видео ниже можно видеть, что диадему можно легко трансформировать в коронет, как ее и предпочитала носить королева. Диадему принц заказал Джозефу Китчингу и обошлась она ему в 415 фунтов стерлингов. Коронет украшен рядом сапфиров акцентированных множеством бриллиантов. Сапфиры, как огранки подушка, так и в форме воздушных змеев, оправлены в золото, а бриллианты - в серебро. Большинство драгоценных камней было получено из драгоценностей, подаренных Виктории королем Вильгельмом IV и королевой Аделаидой.

Молодая королева обожала цветные камни. Её также восхищал вкус Альберта. «У Альберта такой вкус, что я предоставляю ему распоряжение своими драгоценностями», писала Виктория. Сапфировый коронет был ее любимейшим украшением. Именно в нем она позировала для многих портретов. Ниже вы видите один из самых известных её портретов работы модного живописца того времени Франца Ксавера Винтерхальтера. На нем королева предстает в белом шелковом атласном платье с кружевами, напоминающем ее свадебный наряд, который породил моду на белые подвенечные платья. Коронет опоясывает аккуратный пучок на затылке. На груди приколота брошь с сапфиром и бриллиантами, та самая, которую подарил ей Альберт за день до свадьбы и которую она носила и в день своей свадьбы. Картина стала культовым изображением королевы Виктории во всем мире.

Портрет молодой королевы Виктории в сапфировой диадеме работы художника Франца Ксавера Винтерхальтера.

После смерти принца Альберта в 1861 году Виктория погрузилась в глубокий и безутешный траур, который длился годами. Она носила все черное с траурными украшениями, не появлялась на публике, уединилась в своих любимых королевских резиденциях, стараясь избегать Букингемского дворца и Лондона. Нарушая двухвековую непрекращающуюся традицию, она даже отказывалась присутствовать на ежегодном открытии парламента, пока наконец подданные не стали выражать сомнение в надлежащем исполнении ею королевских обязанностей. В 1866 году новый премьер-министр Эдвард Смит-Стэнли, 14-й граф Дерби и будущий премьер-министр Бенджамин Дизраэли оказали давление на королеву с тем, чтобы она присутствовала на церемонии, чтобы подавить растущее недовольство политиков и общественности ее уходом из общественной жизни. Она сделала это с большой неохотой, ворча, что это будет ужасным «потрясением для ее нервов». Вместо коронационной короны, вес которой причинил ей некоторую боль во время коронации, она носила маленькую корону, напоминание о своем любимом муже.

Деталь портрета королевы Виктории, выполненный Генри Ричардом Гровесом в 1874 году. Королева нашла его «прекрасным и очень похожим».

Единственной драгоценностью из прежней жизни, которой она не пренебрегала во время траура, была эта сапфировая диадема. Тем более, что Saxon Rautenkranz в переводе означает венок скорби. Этот коронет с одной стороны подчеркивал её социальный статус, а с другой был связан с печалью о её дорогом и ушедшем супруге

После смерти королевы в 1901 году коронет унаследовал ее сын, король Эдуард VII, но ни его жена, королева Александра Дагмар, ни его невестка, королева Мария Тек не носили сапфировую тиару. В 1922 году король Георг V и королева Мария подарили её принцессе Марии, своей единственной дочери, в качестве свадебного подарка, когда она вышла замуж за виконта Ласселлеса, будущего шестого графа Хэрвуда. Мария также получила соответствующую, дополняющую тиару сапфировую деми-паруру, также принадлежавшую королеве Виктории.

Принцесса Мэри, королевская принцесса и графиня Хэрвуд в сапфировой диадеме

Принцесса Мария часто носила диадему на различных общественных мероприятиях. После смерти принцессы в 1965 году коронет не вернулся в королевскую сокровищницу, а остался во владении семьи Ласселлес, так как не был драгоценностью короны, а принадлежал лично королеве Виктории. Тиара перешла к ее старшему сыну, Георгу, 7-му графу Хэрвуд. В 2011 диадему унаследовал его сын Дэвид, 8-ой граф Хэрвуд.

Через несколько лет после смерти принцессы семья графа выставила значительную часть ее драгоценностей на аукцион, в том числе и деми-паруру, которая прилагалась к сапфировой диадеме. Налоги на наследство, как правило, являются главной причиной того, что семьи продают свои драгоценности. Однако тиара сохранялась в семье еще много лет. По крайней мере, её носили Патрисия, графиня Хэрвуд (вторая жена Джорджа) и Андреа Ласселлес на ее свадьбе с четвертым сыном графа Марком в 1992 году.

Патрисия, графиня Хэрвуд и Андреа Ласселлес на ее свадьбе с четвертым сыном графа, Марком, в 1992 году.

Затем тиара на какое-то время выпала из поля зрения общественности. В 1997 году организатор выставки антикварного дома Wartski Джеффри Манн написал графу Хэрвуду с просьбой посмотреть и, если можно, предоставить на выставку какие-либо ценные вещи королевского происхождения. В ответ на это ему позвонила графиня и сказала, что таковые имеются, но вещь «такая маленькая, что вы, вероятно, не захотите этого». Она имела ввиду сапфировую тиару и, разумеется, Джеффри ее очень хотел. Тиару выставили в том же в 1997 году. Позже ее выставляли снова в Музее Виктории и Альберта в 2002 году.

Еще одно изображение королевы Виктории в сапфировой тиаре

Полагают, что после смерти 7-го графа в 2011 году, тиару продали анонимному покупателю. Тем не менее, коронет демонстрировался еще на нескольких выставках в Лондоне и последний раз в Нью-Йорке в 2014 году. В какой-то момент стало известно, что коронет продали дилеру в Лондоне. Дилер решил перепродать тиару зарубежному покупателю. В таких случаях обязательно нужно иметь экспортную лицензию. Всякий раз, когда запрашивается экспортная лицензия, Контрольный комитет по экспорту произведений искусства и объектов культурного интереса (RCEWA) изучает произведение и определяет, является ли его историческая и культурная ценность слишком значительной, чтобы позволить ему покинуть страну.

Предполагаемая продажа и вывоз из страны тиары взбудоражила английское общество. Член RCEWA , Филиппа Гланвилл высказалась таким образом: «Эта изысканная тиара, ключ к самооценке юной Виктории, была разработана ее мужем принцем Альбертом. На ее популярном государственном портрете Винтерхальтера 1842 года сочетание личного смысла и формальности объясняет, почему она, все еще находясь в трауре, решила одеть коронет по случаю открытия парламента в 1866 году . Он ярко отражает общий романтический стиль того времени, а его форма стала известна благодаря множеству изображений. Уход из страны этого коронета был бы большой потерей, учитывая его красоту, ассоциации и его историю».

Учитывая историческую и художественную ценность тиары, министр культуры Великобритании Мэтт Хэнкок ввел временный запрет на продажу короны до 27 декабря 2016 года, с тем, чтобы собрать деньги на выкуп коронета. По всей стране был объявлен сбор средств. Если бы не удалось в указанный срок собрать нужную сумму, запрет мог быть продлен до 27 июня 2017 года. По всей стране был объявлен пожертвований. В конце концов тиару приобрел Уильям Боллинджер и передал в дар музею V&A вместе с частью своей коллекции из William and Judith Bollinger Jewellery Gallery, где сейчас ее и можно увидеть.

Другие известные драгоценности:

Аквамариновый гарнитур Елизаветы II

Брошь Вильямсон

Хризантемовая тиара японского императорского дома

Гарнитур Багратион

Выставка драгоценных камней